Углеводородная диета

Larissa

Он вальяжно вытащил толстую пачку долларов, и наподобие веера распылил по мясистой ладони. За столом вокруг сидела его семья, младший сын лет 10 подобострастно смотрел на могущество отца, олицетворенное пачкой денег. Я смотрела на это из-за соседнего стола в битком набитом зале ресторана “Риксос-Боровое”, куда нас занесло на выходные, как и несколько сотен других людей, пытающихся самостоятельно расчистить столы от грязной посуды, чтобы пообедать. Сбившиеся с ног официанты не знали за что хвататься, а сотни людей, эксклюзивно одетые в “монклеры” и “богнеры”, штурмовали их запросами: “где чай, где вода, где мясо, уберите посуду, принесите бокал”. Меня вообще уже давно поражает этот небольшой фрагмент провинциальной жизни казахских буржуа – однотипность выбираемых брендов. Как-то я выходила из кинозала в Есентай молле, и на каждом втором, при этом не важно мужчина или женщина, была сумка “луивиттон”, штаны “гуччи”, куртка “берберри”, и далее по списку. Скучно до зевоты.

 

Но вот я сижу за грязным столом в пятизвездочном отеле, среди забрендированных соседей, играющими со своими детьми в “посчитай баксы на глаз” и абсолютно устаю от окружения. У меня назревает плохое чувство, что мы, как общество, не успели. Мы как тот бедняк, что выиграл в лотерею миллион, и потратил его на фуфло, через год, оказавшись банкротом. В свое время мы выиграли независимость, территорию, цену на нефть, при том, что не имели никакого влияние на происходящее – типичная воля случая. И вот, миллиарды, которые вроде как были, закончились. И мы не успели. Не успели построить, научиться, помудреть, “обогнать на повороте”. Нам не хватило каких-нибудь десятка лет. И вот на пороге третья мировая, банкротство бюджета и населения, а мы в “бриони” за грязным столом.

 

Нефть, как быстрые углеводы, дала нам всплеск энергии в начале, и мы ее ели и пили, обрастая жиром так, что “бриони” уже и не застегивается. И вот когда уже и печень сдала, и сердце пошаливает… а “зеленой” энергии, как правильного питания, все нет. И за этим “столом” не мы одни, в каком то смысле, мы все за одним столом, все человечество. И нам тоже когда-то дали эту планету, и мы ее профукали. Какие-то неоптимистичные мысли под конец года.