Kum Hee Choi. A story of Koreans reunification beginning. КУМ ХИ ЧОЙ. Одна на миллион.

Available in Russian for now.
История начала объединения Северной и Южной Кореи. 

Найти Кум Хи Чой мне помогла одна статья на Блумберг, в которой описывался опыт северных корейцев, которые переселились в Южную Корею. Корреспондент Блумберг Юлим Лим, из Сингапура, поделилась контактами некоторых из них. Пришлось искать переводчика в Сеуле, так как не говорю на корейском, в итоге, в группе на Фейсбук, откликнулась Ха Ын Ким, русскоговорящая студентка, из Бишкека, которая в возврасте 16 лет переехала в Сеул с родителями. Ха Ын списалась с Кум Хи, которая без лишних объяснений согласилась на интервью, и мы договорились о встрече в одном из кафе на станции Гуарим.

История северно-корейских переселенцев мне стала интересной, как одна из самых больших возможностей трансформации, кардинальных, мировоззренческих, человеческих.

Я волновалась. Не хотелось тревожить воспоминания человека, а больше сконцентрироваться на опыте адаптации, который в приниципе нелегко дается людям. Политический конфликт, разделивший народ на две противостоящие стороны, вот уже более 50 лет, находящихся в состоянии постоянного возбуждения, бряцающие оружием, в том числе низкопробного пропагандистского толка, никак не находит разрешения. Уже отходит то поколение, чьи семьи были разделены войной, а новое, кажется, не сильно ассоциирует себя друг с другом. Для обеих сторон, все это по-прежнему политика, а не личная трагедия, преодолеть которую возможно теперь только долгой и упорной работой, ведь самые большие барьеры возникают в голове.

DSC00224

История Кум Хи Чой одна из 25,000 тех корейцев, которые смогли обмануть систему и сбежать из севернокорейской матрицы. Путь беженцев лежит через Китай, где они по несколько лет пытаются получить документы, выживая за счет почти неоплачиваемой работы, ради крова и риса. Пробираясь через несколько стран они попадают наконец в Южную Корею. Вот в этом выступлении на TED, другая беженка Хен Си Ли, рассказывает свой опыт.

Семья Кум Хи Чой перебежала границу в составе шести человек, что довольно сложно, обычно люди это делают по 1-2 человека, чтобы не быть пойманными. Мама Кум Хи решилась на этот шаг, убедив своего мужа, который старше ее на 14 лет, после того, как в доме не было еды 2 дня, и трое ее детей голодали. Она сдавала кровь 3 раза, чтобы получить немного риса, но этого хватило ненадолго. А в Китае, по слухам, рис ели даже собаки. То, что на этот шаг решилась именно мать, объясняет факт, что из всех перебежавших, 70% — женщины с детьми.

Когда Кум Хи описывает разницу между “зажиточным” и “бедными” северными корейцами, все сравнение сводится к тому что они едят: “богатые” едят рис, а “бедные” — “тюги” — воду от риса. Состояние голода настолько плотно заполняет твое сознание, тело, что ни о чем другом ты думать не можешь. Ни о каком восстании. “Это как диета, но она никогда не заканчивается”, — говорит Кум Хи, пытаясь объяснить это человеку, незнакомому с вечным голодом.

Оказываясь с Южной Корее, подавляющее большинство не могут адаптироваться. Картинка райской жизни, которую они рисовали себе будучи еще по ту сторону границы, иллюзия богатой и легкой жизни, рая, сказки, разбивается о суровые реалии жестко-конкуретного южно-корейского общества (прим. Южная Корея занимает первое место по количеству самоубийств). “Они не берут меня на работу, потому что я из Северной части”, — так начинают складываться комплексы, люди замыкаются в себе, начинают скрывать свое происхождение, живут коммунами, общаются только друг с другом. Есть и такие, которые уезжают в другие стране. В 2005 году, Северная Корея разрешала вернуться репатриантам, были такие, которые вернулись.

DSC00232

“Самая главная проблема всех северных корейцев — самоидентификация. Кто я?”, — рассуждает Кум Хи, “Есть две вещи, которые северные кореянки хотят сделать здесь: первая — пластическая хирургия, а вторая — поменять имя. Я думаю, что, когда они приезжают, то разочаровываются и начинают не любить себя, хотят мимикрировать и сразу стать южными. Но между нами есть большая разница, и невозможно изменить себя, невозможно поменять родителей, человек остается тем, кем он и был.

Например, одна девушка, северная кореянка, поступила в Университет, и за три года учебы никому не говорила откуда она. Когда я узнала об этом, у меня болела душа. Потому что, если бы она просто сказала, то люди бы нормально к этому относились. Но, скрывая, встает вопрос: если бы ее в какой-то момент ее спросили как она относится к северным корейцам? Ведь большинство южных бы ответило, что не любят северных. А она…? Что бы ответила она? Это страх, который они никак не могут перебороть. И мне за них больно.

Я горжусь тем, что я северная кореянка.

И это смогла понять только уехав из Северной Кореи, пройдя все испытания. Я не стесняюсь говорить откуда я родом. Часто, здесь, просто в такси люди спрашивают откуда я, и я прямо говорю: “Из Северной Кореи. Удивились? :)”, и тогда уже не мне становится неудобно, а спрашивающему человеку.

Я горжусь тем, что я испытала то, что многие люди здесь даже не представляют: голод, например. То, что я уехала со своей Родины, пробудило во мне желание помочь своей стране. И для других Родина — это место, куда ты можешь вернуться в любой момент. Для меня совсем иначе. Осознания Родины для меня стало совершенно другим, и есть большая мотивация сделать что-то для нее. Будучи одной из первых, кто приехал в Южную Корею из Северной, я думаю об этом как о возможности заранее начать воссоединять нации. Куда бы я ни пришла, с кем бы я ни говорила про Северную Корею здесь, все это уже способствует воссоединению. И когда воссоединение произойдет, я буду на той самой соединяющей середине.

Я не просто верю, что две страны воссоединятся — это обязательно произойдет.

Понятно сразу, что со стороны южных корейцев будет большой негатив и неприятие, и это нормально. Поэтому, когда будет объединение, основную “работу” по адаптации должны будут сделать северные корейцы. Конечно, здесь уже больше знают о Северной Корее, особенно более молодое поколение. Но проблемы будут. И в этом большая задача для северных корейцев перестроиться, для этого надо будет много работать над собой”.

DSC00221

Кум Хи живет в Южной Корее уже 13 лет, счастлива с мужем, южным корейцем, которого встретила во время своей поездки в Австралию, работает специалистом по стратегическому планированию в инженерной компании. Сейчас ей 31 год (и 32 по-корейски, считая внутриутробные недели).

Она написала книгу “Путешествие Кум Хи”, как говорит: “не потому, что у меня писательский талант, а чтобы создать как бы пособие, без политических подтекстов. В корейском языке есть выражение “онни-нуна” — так обращаются к старшей сестре, либо к очень близкой подруге. И я написала эту книгу как старшая сестра, которая приехала из Северной Кореи, и рассказывает о своей жизни. Как жила, так и рассказала, с картинками, для того, чтобы южные корейцы могли свободно прочитать о Северной Корее, описанной в дружественном тоне”.

Глядя на ее светлое, радостное лицо, невозможно предположить сколько трудностей она перенесла. Открытая, добрая, участливая, когда в один из моментов, я расплакалась, рассчувствовавшись за нее, она вскочила, прибежав с салфетками.

“Многие люди дают советы, когда тяжело. Но по себе знаю, что пока человек не испытает на себе, то эти слова не воспринимаются. Вроде бы и понимаешь, что надо прислушаться к советам, но когда тебе сложно, кажется, что никто не может утешить только советом.

Но в один день, когда я пришла домой и стала плакать, говоря своему отцу, что ненавижу Южную Корею, то он спокойно сказал: “Просто подумай о том, что ты одна из 20 миллионов, которая смогла выбраться из Северной Кореи”. И в тот момент я поняла, что я одна на миллион… Это помогло мне начать познавать смысл своего существования — в силу своих возможностей, помочь воссоединению народа, и адаптации северных корейцев”.

DSC00245

Когда я попросила Кум Хи вспомнить самую большую сложность в ее жизни, безотносительно опыта перебега, она надолго задумалась, и вернулась ко мне с улыбкой: “Ничего не приходит в голову! Представляете!”.

Правда, через некоторое время в процессе разговора, Кум Хи вспомнила…: “В прошлом году я потеряла двух детей, выкидыши. Я столько плакала, каждый раз, когда просто видела детей, на улице, по телевизору, двоюродная сестра родила, а я плачу. Было так тяжело. Но я подумала об этом глубже, и стала благодарить Бога. Потому что в будущем, тот ребенок, который придет в нашу семью, мы сможем его любить еще больше. И думаю не о том, что как я рожу ребенка, а как он придет в нашу жизнь.

Я знаю, что в будущем будут еще сложности. Не хочу лгать себе, и говорить, что не будет тяжело.

А вообще, когда тяжело, я говорю себе: “И это тоже пройдет”. Мне эти слова всегда помогали по-жизни. Мой отец очень любит стих Пушкина:

Если жизнь тебя обманет,

Не печалься, не сердись!

В день уныния смирись:

День веселья, верь, настанет.

Сердце в будущем живет;

Настоящее уныло:

Все мгновенно, все пройдет;

Что пройдет, то будет мило”.

Уже выключив диктофон, мы еще долго сидели в кафе, ей было интересно, как я живу, как живут другие корейцы в Казахстане. Интересным показался тот факт, что мы обе кореянки, которые были рождены в “Советском Союзе”,  вместе прожили период распада системы, и так по-разному прожили становление.

Прощались на улице долго, приглашая в гости: “В следующий раз, когда будешь в Сеуле, остановишься у нас, мы как раз с мужем переезжаем в новую квартиру!”, — обнимая меня, говорила Кум Хи. Я от всей души словами и внутри желала ей на прощание счастья. И да, я тоже хочу увидеть воссоединение Кореи.

DSC00250

Лариса Пак для 30UP.org

Сеул, Южная Корея, 7 марта 2014

  • Ольга Каплина

    тысяча плюсов героине, она настоящая героиня )

  • Лера

    Афигеть! Мне так нравятся твои блоги!!!

  • Саша

    Классное интервью. И качественные фото! 🙂

  • Alexandra Tsay

    а я не верю в воссоединение… хотя это так легко, сидеть в казахстане и верить или не верить) если люди захотят — они смогут. надо только, чтобы очень сильно захотели и хорошо потрудились. и все получится. классное интервью, Лариса!

    • Larissa Pak

      Знаешь, почему северные корейцы кончают жизнь самоубийством, переехав в Южную Корею, а не «дома», в Северной? У них нет надежды… ТАМ у них была надежда на лучшую жизнь, а переехав не стало…

  • Юра Пак

    Корея была поделена на зоны ответственности СССР и США после освобождения от Японской аннексии. Это было сделано под предлогом помощи к восстановлению корейскому народу. Однако, две державы проводили свою политику на доверенных территориях и навязывали свою идеологию. В результате сегодня мы имеем две, на первый взгляд, непримиримые и совершенно разные страны.
    Воссоединение Кореи возможно, но основным камнем предкновения тут служат интересы «больших стран». В 1991 году, между представителями двух Корей, были подписаны договоры о сотрудничестве и возможном дальнейшем объединении, и обе стороны желали этого. Однако совет безопасности ООН принял ряд санкций по отношению к КНДР, что привело к разрыву договоренностей. Я к чему это пишу… Без влияния «интересов третьих стран», Корея уже давно была бы едина. Появление еще одной независимой развитой ядерной державы явно не по вкусу другим влиятельным странам.

    Спасибо за статью, очень интересно было почитать =)

  • Vladimir Khan

    Удивительная девушка Кум Хи! Одна на миллион! Правильные мысли и мотивация! Нет ничего, что существовало бы отдельно от другого, от целого. Так и надо жить. Хочется тоже что-нибудь сделать, чтобы усилия таких людей передавались и умножались.
    Лариса, спасибо за хорошо проделанную работу. Удивительно мне было найти и прочитать ваше с интервью с Кум Хи. Мне тоже не безразлична эта тема. В Казахстане живут многие, кто хотел бы узнать о своих родных, живущих в Северной Корее. Некоторым это удалось, а кому-то нет. Но, как и ваша героиня, я убежден, что объединение конечно же случится! Верю!

  • Pingback: Камсахамнида()