Реальные параллельности

Когда заходит разговор о правах женщин, то возникает ощущение, что говорят о правах меньшинств: их мало, средневековые стереотипы, устаревшие ролевые модели, женщин недооценивают в том числе и по уровню оплаты труда, в общем, словно разговор идет о половине человека, или недо-человеке. У меня это в голове укладывается плохо, особенно в контексте полярностей в мире: где в Египте 98% девочек отрезают половые губы, и Исландии, где мужчина по-закону обязан брать отпуск по уходу за ребенком не меньше, чем женщина. Казалось бы в авангарде феминистского движения сейчас находятся США, но только в Атланте, штат Джорджия, оборот теневой торговли женщинами для рабства в борделях больше, чем оборот от продажи наркотиков. И если проводить параллели между поколениями женщин в США и СССР, то если в последнем “секса не было”, но положение с правами женщин было намного сильнее, чем в США, где единственной работой, которой могла заниматься женщина в то время были: секретарши (вспоминаем “Безумцев”) и медсестры (даже не врачи). Наши же матери не только не боролись за равноправие, но, можно сказать даже страдали от него. Соответственно, ролевые модели, которые получили в наследство мы — достаточно активные. Наши мамы сдавали детей в ясли в трехмесячном возрасте, чтобы выйти на работу, в то время как “американские домохозяйки” полировали ногти дома. И я не обсуждаю сейчас “от хорошей ли жизни” случались ранние ясли, а больше то, как обстоят дела с женскими делами у “там” и у “нас”.

С одной стороны, женщин в Казахстане больше чем мужчин, и многие из них социально-активны, образованы, работают и имеют семью. С другой стороны, этот “карьерный” путь не пользуется популярностью. К примеру, посмотреть на популярные женские социальные аккаунты — лабутеновские красотки с богатыми папеньками, папеньки как родные, так и статусные. “Дольче вита” возведенная в ранг новых ценностей и вершина амбиций — кажется я пропустила момент, ведь еще недавно, self-made женщины вызывали уважение и стремление быть похожими на них. Что, что изменилось и когда?

На днях друг, поработавший в разных странах и приехавший в Казахстан, рассказал, что нигде в мире он не видел настолько доступных женщин, ни в России, ни в Украине, ни в “дальнем” зарубежье (возможно, он не был в Тайланде еще). Зарегистрировавшись на местном сайте знакомств за пол-часа ты получишь с дюжину номеров телефонов со “счастливым финалом”, и половина из них предложит пакетные услуги: 60,000 тенге в месяц за безлимитные вызовы + уборка дома. В чем причина? В низкой самооценке, либо в компас моральных ценностей замагнитило на деньгах? Выбирая самый простой путь “успеха”, девичьи амбиции упираются в стеклянный потолок “второй жены”?

В условиях такого общества какие шансы, скажем, у меня в Казахстане построить равноправные отношения с мужчиной, ожидая от него понимания и разделения всех семейных обязанностей, скажем, как в Исландии… Сама постановка вопроса будет вызывать не то, чтобы обсуждение, а осуждение, я полагаю.

Сегодня на конференции TEDWomen выступала молодая девушка из Малави с историей о судьбах двух разных женщин: ее сестры, которая в 11 лет по половому созреванию обязана была пойти в “лагерь посвящения”, где имам, которого выбирает община, лишает девственности вновь прибывших, сейчас ей 16 лет и трое детей; и ее самой, которая заявила, что “выйдет замуж только тогда, когда получит образование и сама решит”. Создав прецедент, она смогла изменить первобытные правила сообщества, которое в конце концов приняло правило о возможности замужества только по достижению 18 лет. Пойдя дальше, она с группой других девочек “пролоббировала” эту поправку на уровне закона для страны.

Это я к чему — к тому, что законы общины не догма, но стигма. “Моя семья не поймет”, закидает камнями, “не хочу расстраивать родителей, терплю унижения от мужа”, “нам Аллах разрешил”, “это в наших традициях” — все это стигмы, условности, путь “успеха” к несчастью. Но, как маленькая женщина из Малави, нужно брать в руки не только себя, но и ответственность за себя и других. Примеры, не только плохие, но и хорошие — заразительны. “If you can see it, you can be it”.

Это я опять же к чему — к тому, что со всей нашей историей равноправных и образованных мам, я не хочу скатиться в средневековые стереотипы женских предназначений, даже если весь окружающий мирок будет говорить, что я сошла с ума. И если вам сейчас кажется, что я преувеличиваю масштаб трагедии, то уверена, что в такой же реальной параллельности, кто-то будет считать, что я эту трагедию явно недооцениваю. А что скажете вы?

Про женщин

За мной должок. Не считая еще 7 неопубликованных интервью, я давно хотела посвятить отдельный пост женщинам. Тем женщинам, которых я встретила в своем путешествии и чьи истории может и не попадали строго под мои критерии «смысла», но вдохновения и отваги у них не занимать. Дело еще и в том, что многие искали в моем путешествии аллюзию на известную книгу Элизабет Гилберт «Есть, Молиться, Любить», но, думаю, со временем стало понятно, что мои поиски более общечеловеческие, нежели гендерные.

И все-таки, о женщинах. Еще и потому, что гендер сегодня меняется. Хотим мы того или нет. Возможно, пройдет еще несколько десятилетий и мы будем с удивлением вспоминать, что вопрос женских прав когда-то вызывал его, с таким же удивлением, как мы сегодня смотрим на рабовладение. Но мы живем сегодня, а вчера, сегодня, и наверное, еще и завтра, женщинам, которые выбиваются из патриархальной матрицы, все еще приходится «впрягаться», или, как описывает этот процесс руководитель Facebook Шэрил Сэндберг в книге «Lean In» — Занимать свое место за столом.

Должна сказать, что в Казахстане довольно уникальная ситуация, ведь женщины довольно часто занимают руководящие должности, и иметь «активную» женскую позицию у нас, в отличии многих стран, популярно. Когда меня спрашивают как у нас обстоят дела с ролью женщин, я просто привожу факт, что 3 крупнейших банка страны управляются женщинами. И не только банки, посмотрите на сферу медиа. Думаю, не надо рассуждать о всех преимуществах, которые получает общество от женского участия. Но каждой женщине намного сложнее найти себя, так как традиционная реализация происходит в семье и материнстве.

Самое сложное же происходит когда семья распадается по разным причинам. И, если женщина не была адаптирована, приспособлена, независима в своих доходах, то помимо тяжелейшего морального стресса, ей нужно возродиться из пепла, и работать. Но это экстремальный пример, который я привожу лишь для того, чтобы проиллюстрировать возможность «а что если будет плохо». Ведь жизнь такая, непредсказуемая. Нормальный пример будет таким: А что если вы, женщины, могли бы делать то, что хотите? Кем бы вы стали? Чем бы вы занимались? Чего вы хотите? Чего хочет ваше нутро и существо? Может быть не стоит ждать кризиса, чтобы понять это. А если кризис уже случился, то не забывайте, что это лучшее время возможностей, что-то изменить в свою пользу.  

У меня есть для вас три истории про женщин-птиц. Птиц Феникс, которые сами себя возродили из пепла.  

Знакомьтесь, это Франсуаз.

Франсуаз Лэ
Франсуаз Лэ

Мы встретились в Белиз Сити, Читать далее Про женщин

INYANG BASSEY. Baptism by Fire. Иянг Басси. Крещение боем.


A New York friday night, a friend brings me to the “The Heath” club at McKittrick hotel, a loft on one half filled with darkness, on the other half with small tables, people sitting and standing here and there, and a relatively big stage in the middle, lit with soft but bright colors, sifting through the busyness of the room. “You like dancing, that’s the place to be,” — he said and I danced. I danced as if there was no other people and the live stream of music was flowing in the space direct into me and I was flowing along with the energy evaporating from the stage. As I was drifting in the energy, time has lost its meaning as every moment was the time.

I was looking at Her through the beaming lights being so free and connected to the music which she seemed to be just a beautiful vehicle of. The music was streaming through her from above and you know this feeling of divine love and even excitement when it touches your soul. Whenever one asks me what music do I like I always think of this “divinity” which defines a good music to me, no matter if it’s a classical or jazz or a capella in a shower.

Inyang Bassey
Inyang Bassey

Inyang Bassey is a newbie to the performance world. But who could tell? She moves on the stage as it is the world and it belongs to her, she moves as if she makes love with the music which is her world, which she has discovered to be hers just couple of years ago. That I’ve learned when encountered her later for an interview we have blindly asked for. Интервью на английском языке. Переключитесь (справа).

Inyang Bassey
Inyang Bassey
Читать далее INYANG BASSEY. Baptism by Fire. Иянг Басси. Крещение боем.

Jon HALL. Happiness is…Jon HALL. Happiness is…

Happiness is the elusive El Dorado, both for those seeking it and for those who are merely trying to make sense of it. Definitions of happiness shift over time, and chasing happiness, as a Buddhist would say, can quickly prove a wild goose chase. In 2013 alone, Americans spent 11 billion dollars on products like books, lectures, and motivational programs meant to spur happiness.

But, what, exactly, were Americans hoping to buy? And what does happiness mean to everyone else? According to the latest research, happiness has multiple facets: satisfaction with your life, the meaningfulness of your life, or your happiness in the moment. How sure are you that you are actually happy? And if yes, you’re sure—well then, how happy you are, exactly?

Available in English Читать далее Jon HALL. Happiness is…Jon HALL. Happiness is…

20 Minutes of Healthy Criticism

Nathan Hamlin Bean

Nathan is a big and funny white American, quoted — his own description, continued with statement: “America is still the country for white. The system is marginalizing people who are different.” Nathan says that he was living an american cliche, waiting tables — a perfect job for a lazy american. He smoked a lot of pot too, and got fired from 15 different jobs. Until one day when he and his then girlfriend gave away their first son for adoption. Today Nathan is 36 and he has just made it to the community college a year ago, with the plans of getting a law degree too. When asked what made his mind tuned for studies at this age, he stopped smiling for a second, made an obvious internal mental dive to the roots of the reasons, and emerged with an answer: “I want my kid to be proud of me”.

Nathan Hamlin Bean

Читать далее 20 Minutes of Healthy Criticism

Сан-Франциско: айкидо культур

Помню 2007 год весной я решила уехать, побыть одной. Причин было много. А решение одно — Сан-Франциско.

Dolores Park
Dolores Park

У меня тут жил тогда товарищ, который писал свою докторскую в Беркли, Джордан. Познакомила нас в Вашингтоне в далеком 2001 одна знакомая знакомого, за обедом, где случайно мы узнали, что скоро оба будем учиться в Москве. Как обычно, решили обязательно встретиться, но кажется даже контакты потеряли тогда друг друга. И вот уже в Москве, сидим мы в баре «Китайский летчик Джао-Да» и через стойку напротив я вижу ни кого иного, как Джордана. Это судьба! После чего мы вместе с Джорданом и его товарищами Джошуа и Майклом, провели целый год. Последних я даже привозила в Казахстан и Узбекистан. Но это отдельная история.Суть в другом, что в 2007 Джордан и тогда его подруга Джессика, жили в Беркли, и показали мне свой СанФран с кэмпингами, виноградниками долины Напа, барами.  Читать далее Сан-Франциско: айкидо культур

Kazakh…who?

The last week in US I have spent in San Francisco, a city in the style of disco, as one old Russian song suggested. Besides being the dream and a desired place for many, it is certainly a blessed in many ways land. A Golden fever never stops, with the new tech being a new gold, as if there is an empirical unseen magnetic power attracts wealth.

DSC01325

Last time I was in SanFran in 2007, and most of my memories rely on the wine tasting in Napa valley, which is an awesome experience anyway. This trip is certainly different. I was trying to be less of tourist, more of a explorer, mostly of people’s stories. And what a bummer — I’ve got none of the interviews planned, no matter how high hopes and connections I’ve had before arriving. I have little explanation to why it has happened, but with all the previous cities I’ve visited I was eventually getting great stories for interviews, but here. Is the new tech is so distracting that people no more time for meeting other people I don’t know. Hence the fact.

There was one meeting which disappointed me the most. Читать далее Kazakh…who?

Нью-Йорк: человеческий пэчворк

1549553_10152314635976054_1163999862_n

Писать про Нью-Йорк также сложно, как писать любовное письмо. Ты долго подбираешь слова, чтобы глубже и полнее описать обуревающие чувства, но всех слов кажется недостаточно. Любовь к этому мега-городу захватывает тебя с вечно-спешащих улиц, бьет в нос спертым запахом подземки, растягивает мышцы после утренней пробежки по центральному парку, ты проглатываешь ее с каждым кусочком обжигающего рот сока дим-сума в Чайнатауне, она создает притяжение  и связи между тобой и каждым предметом в музее, каждой джазовой нотой, каждым увиденным проявлением разности.   Читать далее Нью-Йорк: человеческий пэчворк

CHRISTINE SUN KIM. A Bag of Peanuts.Кристин Сан Ким. Пакет орехов.

What a busy busy night—the TEDActive reception was at full swing, conversations were clicking along at the speed of reading names off attendees’ badges. Tip-toeing my way out of the crowd, I paused before the mini-tortillas station, feeling hungry at last for real food instead of the bite-sized ideas much more readily available around me.

She was waiting for her nano-tortilla and I don’t remember our conversation starter, but in a minute we were deep in communication.

“I like you,” she said.

“I’ve liked you for a year now”, I volleyed back.

A year ago she spoke at a TED conference as a TED fellow, and I had watched her talk mesmerized. I’d never imagined bumping into her casually in a queue for finger-sized tortillas. While we chatted at the reception, she mentioned that as an artist she had been travelling for a year now and that she quit her “day” job to do so. ‘That is my story’, I thought and we agreed to meet for a proper interview the next day, skipping the scheduled TEDTalks session (yes, Chris, we have sinned).

“Sooo …”

That is how pretty much every TEDTalk opens up, and our interview was no exception.

Christine Sun Kim
Christine Sun Kim

Christine Sun Kim is a sound artist. Full-time now. And deaf.

Before Christine became an artist she had a long and, as she describes it, “confusing” way, trying various odd jobs, from a cashier at Barnes and Nobles to a teacher’s aid to a digital archivist at a publishing company.

“For a long time I couldn’t really figure out what I wanted. Читать далее CHRISTINE SUN KIM. A Bag of Peanuts.Кристин Сан Ким. Пакет орехов.

Seattle is a San Fran for Mid WestСиэтл — это Сан-Франциско для среднего запада

Представьте себе, что вы — это я, приехали в город на поезде, вышли на станции в темноту заканчивающей среды, в Сиэтле. Не самом плохом месте на Земле.

Seattle Pike Place Market
Seattle Pike Place Market

Поездка из Ванкувера в Сиэтл, в ретро-поезде Amtrak Cascades была прелестной: очаровательные виды океана, сливающегося с закатом в любовном экстазе, мерный стук колес, протяжный гудок паровоза, еще немного и можно было бы представить себя Вирджинией Вульф.

DSC01073

Я впервые пересекала американскую границу наземно: на ж/д станции пограничники задали мне пару стандартных вопросов, вежливый кондуктор помог донести багаж до вагона, в середине пути поезд притормозил на 10 мин и уже американские пограничники проверили паспорта и визы.  Читать далее Seattle is a San Fran for Mid WestСиэтл — это Сан-Франциско для среднего запада