На вечность вечную

По дороге в Патагонию мы разговорились с моим попутчиком Эрнаном. Он аргентинец-либерал, его девушка из Сальвадора, глубоко традиционная и верующая. Он считает, что религия — это атавистичный способ контроля и архаизм поведения, она — спасение жизни. “Но знаешь, если у нас будут дети и она захочет воспитать их в вере, я не буду против, ведь для нее это важно”, — комментирует он. “А если представить, что она не католичка, а, скажем, мусульманка, ты тоже не будешь против?” — парирую я. На этом наша дискуссия остановилась. Либеральность Эрнана не выходила за рамки католицизма.

Моя соседка Мэнди — мормонка. А у мормонов до свадьбы — “ни-ни”, нельзя, а иначе венчаться в храме нельзя будет, а в храме нужно обязательно, потому как только там союз создается на “веки вечные” — “eternity”. Даже не представляю как это дается парням-мормонам. Вот только представить, что ты женишься не только в этой жизни, но во всех последующих. Один раз и навсегда. Вот это я называю “давление на психику”… Как выход, можно, конечно сменить веру, их, слава Богу, в мире много сейчас разных, кому то Аллах даже разрешает иметь по несколько жен в одной жизни.

Мы с Мэнди в разных категориях, и по опыту и по подходу к браку. Когда-то давным давно, мне также верилось в одного единственного, но опыт подсказывает, что мормонкой быть уже не получится, ведь в их вере не бывает разводов ни в этой жизни, ни в другой. Но значит ли это, что мормонские браки самые долговечные? В конце концов, все в этим мире лишь вариант точки зрения: веришь, что богом уготован тебе суженный, так и все радости и страдания будешь воспринимать как условия задачи, но уже без вариантов. 

“Моей бабушке 87 лет и вот каждый раз она жалуется мне на деда. То он не делает, то он делает плохо, и как ей тяжело. На что я ей говорю — бабуля! Хочешь — разводись прям сейчас. Не надо страдать ни дня, и думать, что уже слишком поздно.” — контр-рефреном звучит наш разговор за ужином с Лаис, полной жизни и тела бразильанкой. Лаис выбирает пиццу, я — салат из шпината с киноа. “Помню как-то на семейном обеде бабуля съела конфету и захотела съесть вторую, и тут все родственники как всполошились: мол, тебе нельзя столько сахара, вредно. И я им говорю: Что за черт! Оставьте бабулю в покое. Всю жизнь ограничиваешь себя в еде, дайте хоть сейчас ей поесть спокойно.” — смеется она, продолжая: “Вот я решила, что буду есть каждый день есть все то, что я люблю! В Бразилии слишком много вкусной еды. И если я умру завтра, буду знать, что ела от души!”. Поддакнула ей я, подавившись шпинатным листом. 

Тут я задумалась: если убрать в сторону научную несостоятельность религии в существующей формулировке, а посмотреть на нее исключительно как на систему ценностей, определяющий жизненный уклад и стереотипы мышления, то хочется сделать пиццу со шпинатом — верить в одного единственного на века вечные каждый раз, когда встречаешь второго и третьего.

photo 4-4

Похудительный пончик

Прошла пятая неделя в Чили. Все развивалось в классике жанра. Первые два дня я была открыта всему новому и прекрасному, ходила на все занятия, и активно пыталась вобрать в себя все неизвестности, знакомства, информацию. Но уже на третий день, возникло подозрительное чувство неуместности. Вроде и люди все замечательные, и темы правильные, но… мое тельце упорно скукоживалось и вместо вдохновения получало протест. Ощущение было словно ты собираешься прыгать в огромный олимпийский бассейн, а наступаешь в лужу. Наступаешь головой. На вторую неделю, поговорив со своими друзьями и со своей головой, я пришла к выводу, что насилие над последней не входит в мои планы, и на третей неделе у меня наступила депрессия — впереди были еще 7 недель и мне надо было решить, оставаться ли здесь, или уезжать. Причин за и против было много, победила здоровая лень: все билеты уже куплены на несколько месяцев вперед, квартира на курортном берегу океана оплачена. На четвертой неделе я записалась на интенсивные курсы испанского, на пятой нашла учителя танго, и наступило полное принятие. Каждый день я встаю рано утром и еду на уроки испанского, возвращаюсь домой, готовлю свежий обед, сплю, иду на пробежку вдоль берега, болтаю с Мэнди за ужином, или занимаюсь «удаленной работой». По сути, я могла бы так жить… И ведь живут же так люди. Мои радости жизни сводятся к хорошей погоде, которая хорошая каждый день, свежему авокадо, сочному винограду, цветомузыке заката, морскому бризу, приятному разговору, новому испанскому слову. Но все это не имело бы никакого смысла, если бы я не знала, что есть дом, куда я вернусь.

Как-то на днях я разговаривала с Давиде, итальянцем из Бари, города на юге Италии, переживающем определенный политический и экономический декаданс, как и вся Италия сегодня. «Многие мои друзья уехали кто куда, кто в Штаты, кто в Израиль, и я тоже собирался, даже уезжал на несколько месяцев в США, но потом спросил себя: почему я уезжаю из города, который так люблю? Зачем? Может быть стоит постараться навести порядок дома…». Давиде остался в Бари и создал Skillbros — организацию, занимающуюся обучению знаниям «новой экономики», что они называют: «революцией образования» — обучаться вне формальностей, но со страстью. «Невозможно изменить все сразу, особенно в Италии, где есть большая европейская политика, большая итальянская коррупция, и большая местная мафия, но я верю в то, что образование — это ключ к большой проблеме. Мы предлагаем короткие и длинные курсы на обретение самых разных навыков, в основном в области программирования, новой экономики и дизайна, работаем со школьниками и студентами, а также со всеми желающими, кто хочет адаптировать свой уровень знаний под реалии мира сегодня. Я знаю, что моя работа не будет видна сегодня или завтра, но послезавтра все эти люди будут уже по-другому смотреть на Италию, на Бари, на свой дом.»

Дом — метафора растяжимая. Для кого-то это ты сам, своя семья, свой подъезд, город, страна, а для кого-то планета Земля и человечество. В последние дни я часто вижу людей, которые недовольны порядком вещей, но хотят что-то изменить: уровень доходов, личную жизнь, недовольны работой, несправедливостью. Но если разобраться, по-настоящему, почему мы недовольны? Что за обстоятельства на которые мы подсознательно пеняем? Что за «Вселенная», которая нам их дает? А что если Вселенная — это вы. Вы делаете все выборы, включая недовольство. Но недовольство, расстройство, разочарование, страхи — это ваши «враги», с которыми мы живем порой в плотном союзе. Я тут недавно участвовала в одной дискуссии по поводу лидерства на примере TED выступления Саймона Синека «Почему правильные лидеры дают вам ощущение безопасности». Вспомните всех ваших лучших руководителей, или мировые примеры: доверие, которое вызывают люди, за которыми хочется следовать — это доверие строится на ощущение правильности и защищенности. И вот она главная мысль лидерство — это прежде всего ответственность. Как это связано со страхами и Вселенной? Нет никакой вселенной в ваших обстоятельствах — есть ответственность за себя, и свой «дом». Ваши страхи — это отрицание отвественности. Страшно изменить жизнь? Страшно признать, что ты единственный, кто может взять ответственность за себя, а никакая не «вселенная». Ты единственный, кто знает свои тараканы, или подозревают, что они существуют, и что травить их надо дустом, но страшно. И начинается саботаж и «заедание» комплексов материальностями или примитивностями. И тут как говорится: «На Бога надейся, но и сам не плошай». А какой там «бог» внутри тебя сидит, и кому ты молишься, все одно просить надо себя — быть сильнее духом и браться за себя, за те места, где «страшнее» всего. Другого рецепта не бывает. Также как не бывает похудительного пончика или идеальной свекрови. Мантра дня будет звучать так: «Я, я, и только я принимаю ответственность за себя, и все обстоятельства. И все, что отныне будет происходить, я принимаю как результат своего действия или бездействия».

FullSizeRender-3

Сказала я, отвернувшись от пончика.

A roadtrip to Patagonia in ChileМы едем-едем-едем…в Патагонию, смотреть на озера и вулканы Чили

— Не ходи туда, тебя там ждут одни неприятности!
— Ну как же не ходить… ведь они же ждут…

В марте на юге Чили проснулся один из самых активных вулканов мира — Вийярика (Villarica), и как же я могла пропустить это событие, находясь в Чили, пусть и в 1000 км. от него. В Чили я во второй раз, меньше чем за год.

В прошлый раз я в основном была в Сантьяго для своего проекта, а также, использовала возможность, чтобы слетать на Остров Пасхи (об этом есть отдельный пост). Так вот в тот прошлый раз, в Сантьяго я пошла к парикмахеру, стилисту, Бенуа. Он встретил меня в своем модном лофте на 7м этаже, Бенуа и его кот. Бенуа был французом, который как полагается французу-модели-гею разочаровался в современной Франции, уехал работать в Нью-Йорк, и, устав от Нью-Йорка, переехал в Сантьяго, где открыл свою бутик-студию. Он и его кот.

— Так ты говоришь, путешествуешь по всему миру? — спросил он меня с прононсом, менее французским, более простуженным. Его студия в цементном лофте однозначно не обогревалась. После зеленого чая и печенек, полно-раскладывающегося японского массажного кресла «единственного в Южной Америке», стрижки, которая оказалась неплохой, и рассказа о своей горькой доле стилиста мирового уровня, прозябающего в Чили, где «люди не понимают стиля», Бенуа открыл мне книгу. Большую с толстой лощенной бумагой, на обложке которой было написано два слова: «Huilo Huilo». Посредственному лингвисту вроде меня потребовалась минута, чтобы прочитать, и все-таки спросить как это название произносится. «Уило Уило, май диа,» — Бенуа широко открыл свои когда-то прекрасные голубые глаза, и высоко поднял тщательно выщипанные брови. «Ты просто обязана там побывать, такой природы ты не видела нигде!» — и Бенуа, заламывая свои длинные пальцы, и откидывая назад волосы принца Чарминга, начал рассказывать о необыкновенном заповеднике, но больше об уникальном отеле. Я провалилась в фотографии альбома. Знаете, такой момент, когда ты сразу ставишь себе задачу в «must-see list», список мест обязательных к посещению.

В этот раз я летела в Чили через Штаты и моей соседкой по креслам оказалась взрослая яркая женщина, с черными коротко-стриженными волосами, большими виноградными глазами, и белыми красивыми искусственными зубами. «Спасибо, спасибо, спасибо вам большое!» — повторила она 10 раз, видимо пытаясь понять понимаю ли я английский, благодаря меня за пару авиа-носков, которыми я поделилась. После 7 часов сна в полете, мы познакомились. София, чилийка по рождению, оказалась женой известного джаз музыканта, с которым она уже много лет живет в Лос-Анжелесе и летела на свадьбу детей друзей. Поинтересовавшись моими планами и посмотрев прямо в мои узкие глаза своими виноградинами, она пророчески произнесла: «Вам обязательно нужно побывать в Уило-Уило…». Что? Опять… Почему? «Есть жизнь до и после Уило-Уило», — только и сказала она. На этом разговор прервался, самолет приземлился и я поняла, что узнать больше от нее не придется, остается только проверить самой.

Меня долго уговаривать не надо. Но сколько же надо усилий, чтобы уговорить других. В этом конечно прелесть путешествий в одиночку… Но нашелся один товарищ, который тоже очаровался рекламной фотографией заповедника. Про вулкан я решила сразу не говорить… все равно по пути было. Мы взяли в аренду машину и рванули на юг. Рвать надо было 900 км кряду, а так мой товарищ водительских прав не имел с детства (и такое оказывается бывает у мужчин), то все 900 км. «рвала» за рулем я. До этого мой личный максимальный рекорд за день был 600 км. Но, должна сказать, где 600, там и 900. Главное, успеть проделать их в световой день, чтобы не спать.

Чили очень узкая, но очень длинная страна. Наверное, самая длинная по протяженности в мире. Главная дорога №66 одна, и пронизывает Чили сверху вниз, как сосиску шампуром. Дорога «международная», что означает, что ее поддерживают в приличном состоянии и ехать просто. Слишком просто. Посреди недели машин мало, и у меня порой было ощущение управления не автомобилем, а летательным симулятором. Изначально я думала о том, чтобы на самом деле пролететь это расстояние на самолете, но апрель уже «низкий сезон» и национальный авиаперевозчик отменил все рейсы на Юг. Из чего я сделала вывод, что сами чилийцы на юг не только не ездят, но и не летают.

Немного об автоделах. При всем богатстве мирового автопрома, выбор в местном рентакаре свелся к Хендай Акценту. В ЮАР я брала на прокат КИА Сeed и она мне настолько понравилась, что вернувшись домой, я купила себе такую же — приятный дизайн, полный электропакет, пуш-старт и прочие приятности, что я даже забыла, что бывают базовые модели типа Акцента блекло-серого цвета с механической коробкой. Вообще чилийцы скучны как в одежде, так и в выборе машин. «Дорогая, в Чили если ты одеваешься со вкусом, ты рискуешь быть осмеянной», — говаривал старик Бенуа. Но если продолжать аналогию и выбирать: ехать 10 часов в машине с квадратным сиденьем или быть осмеянной, предпочту упругое сиденье, благородно обволакивающее мои формы. Но, как говорит моя подруга: «даже к аду привыкаешь». Из приятного: заправки вдоль дороги удобно совмещены с чистыми бесплатными туалетами и пищевой инфраструктурой: кафе, магазин, кофе. Бензин по 1.2$/литр, а, и не забудьте про толлы — платные дороги.

Так вот, пролетев 800 километров в квадратном сиденье по практически пустой дороге, более пустую трассу я видела только на Кубе, мы приехали в Пукон (Pucon) — центр туризма южной Патагонии Чили, в который в моем воображении и должны были стекать огненные реки лавы из бушующей Вийялрики. Да, прямо в центр города, и, желательно, протекать мимо окон отеля, чтобы можно было ненароком поджечь спичку и прикурить бамбук. Реки текли… только не лавы, а дождя. «Да здравствует дождь!» — радостно кружился вокруг нас владелец семейного хостела, который мы забронировали на подъезде к Пукону: «У нас была засуха 3 месяца и вот сегодня, наконец, пошел дождь!». Оле…! напряженно порадовались мы, так как из дождя и плотной горы облаков горы вулкана не было видно даже издалека. Приехали…

Дорога к вулкану закрыта
Дорога к вулкану закрыта

Отужинав чилийским лососем, которого они тут выращивают в промышленных объемах, я бросилась в объятия покрывал, надеясь забыться восстанавливающим долгим сном. Собаки. Я говорила, что в Чили столько уличных собак, что мне кажется, что все собаки мира решили, что это их рай. Собаки в Чили везде и никто особо не переживает об их бездомности, за ними даже ухаживают. Как-то ко мне на пляже присоединилась Мила, так я ее назвала, просто пришла, легла возле меня, сложила голову мне на коленку, и заснула. А когда я собралась домой, как ни в чем не бывало, встала и проделала путь в километр в шаговом расстоянии. Я начала было нервничать, чувствовать ответственность, зашла в Макдональдс и купила самый мясной ангус-бургер, из которого Мила выковыряла ангус, оставив все остальное на асфальте: «Не первый мой Макдональдс…» как бы читалось в ее взгляде.

Так вот собаки в Пуконе завели свой разговор на ночь глядя и глядя на прибывающее полнолуние. Проворочавшись пару часов, я все не могла уснуть, кажется, я начала покрываться аллергическими пятнами, то ли на лосось, то ли на усталость. Откинув покрывало я… упала в обморок. Фигурально выражаясь. По кровати полз клоп. В общем я не знала как выглядят клопы на тот момент, но интернет знал все… В дикой панике я выскочила на улицу, предварительно засняв животное на видео, для канала National Geographic видимо, перебудила хозяина, который извинившись перевел меня в другую комнату. Но и там заснуть я не могла. Клопы расселились по всем кроватям, как собаки по Чили. Остаток ночи я простояла как оловянный солдатик у входной двери, не имея моральных сил присесть даже на местный диван. Приехали… так и подумала я.

Как ни странно оловянность во мне продержалась до следующего отеля, который я выбрала уже тщательно оценивая все гигиенические стандарты. Кстати говоря, если вы, ни приведи случай, окажетесь в компании с клопами, первым делом после знакомства, нужно продезинфицировать всю одежду и все вещи, которые могли быть в контакте. Что я и сделала. И еще час занималась ванными упражнениями погружаясь в нее с головой. Самое тяжелое последствие все-таки психологическое. Но, идеальные скрипящие простыни, и китайский зеленый чай идеально лечат травмированную психику.

Следующие три дня мы метр за километром исследовали заповедные зоны под моросящим дождем, изредка пробивающемся солнцем, ватными облаками разложенными по кронам арауканий, и я наконец побывала в Уило-Уило. Ведь оно ждало…

DSC07976

DSC07977

DSC07978

DSC07979

DSC07981

DSC07982

DSC07986

DSC07991

DSC07995

DSC07999

DSC08006

DSC08009

DSC08013

DSC08014

DSC08016

DSC08017

DSC08018

DSC08034

DSC08035

DSC08039

DSC08072

DSC08073

DSC08082

DSC08086

DSC08089

DSC08091

DSC08092

DSC07975

DSC07974

DSC07973

DSC07972

DSC07969

DSC07939

DSC07944

DSC07952

DSC07959

DSC07966

DSC07932

DSC07927

DSC07926

DSC07905

DSC07911

DSC07912

DSC07919

DSC07922

С высоко поднятыми…

IMG_1715Пробежал ли, пролетел ли, прошел Февраль. И наступил Март. Снова март. Ровно март. Ровно год. Мой новый год новой жизни. Я уже привыкла к ней. К тому, что ты перестаешь различать дни недели, потому что ждать выходных непринципиально. Ты не устаешь, потому что не напрягаешься, а если напрягаешься, то даешь себе отдохнуть ровно столько, сколько хочешь, а не сколько “можешь себе позволить”. Ты любишь свой ритм.

Два месяца до марта я провела в Астане, это небольшой город в центре евразийского континента, по которому гуляет степной ветер, блуждая прорываясь сквозь построенные на его пути высотки, он словно проверяет их на прочность “а ну-ка я поддам, выдержите?”, и поддавая резкости прибавляет скорость. Иногда, засыпая, я слышала как он застревал между рамами и словно просился внутрь, почти умоляя, завывал призывно, пел, словно сирены Титана. Я закрывала глаза и претворялась, что не слышу его, ведь и поддаться недолго. Так я засыпала, а он удалялся под утро, улетая обратно в степные просторы.

Я полюбила это степное одиночество. Окна моего дома выходили на странный пейзаж, который до сих пор стоит у меня перед глазами: посреди ровного, словно разделочная доска, посыпанная мукой, пустыря, забеленного снегом и залитого холодным солнцем с синеватым отливом, торчал, возвышаясь, огромный треугольник, пирамида на самом деле, но я всегда видела только одну ее плоскость, треугольную. Я смотрела на пустырь, и она, пирамида-треугольник, стояла сбоку, слева, отбрасывая треугольную вытянутую темно-синюю тень. “Какой странный и необычный пейзаж”, — каждое утро думала я “Я может быть на Марсе, или на Титане”. И, может быть, все астанинцы с Марса, а алмаатинцы с Венеры?

Свое пребывание в Астане я не связывала с “командировкой”… Мое путешествие словно открыло мне другой взгляд на город, я смотрела на него как на новый город, другой город в моем путешествии. Мне не хотелось скафнить или причитать. Мне хотелось просто жить, ровно также и столько же как я проживаю любой другой город. И в Астане жить можно. Я завела себе небольшую рутину, которая делает жизненный уклад привычкой. Я нашла “свою” еду, танцы, и людей. Я встроилась в рабочий режим города, но со своим расписанием, как параллельная реальность. И я думала, что я привыкла.

Но привычка — это лишь алгоритм: как запрограммируешь. Для того, чтобы “программировать” для себя, нужно для начала определиться: в какую игру вы играете — бесконечную или “на результат”. В игре на результат есть “стандарты”, “оценки”, конкуренция с кем-то за что-то. В игре же “бесконечной” ты просто играешь, как в детстве, когда радуешься просто тому, что есть возможность играть, а не выигрывать. Так и с привычками и с дисциплиной, которая становится мазохизмом, если соблюдаешь ее ради навязанных идей. Дисциплина без любви — это мазохизм?

Сейчас я в Чили. Почему в Чили? В прошлом году в Буэнос-Айресе я познакомилась с ребятами, которые организовывают “лагерь” для людей, которые хотят вооружиться новыми взглядами и знаниями, чтобы играть в “бесконечность”. Двухмесячная программа распределена на самопознание, обретение новых знаний, в частности — программирование, и начало новых начал — активное планирование «своей “игры”. Для меня это чистой воды эксперимент. Откровенно я даже не знала и до сих пор не знаю, что из всего этого получится. Но хочется думать, что в компании 30 людей схожих по экзистенциальным вопросам и запросам, идей моей игры примет четкую форму.

Состав “лагеря” разношерстный — программисты, врачи, инженеры, предприниматели, но все это лишь лейблы профессий, по сути мне хочется видеть истинное я за всеми “титулами”, как собственно мы и настроены. Каждый из нас находится в разных фазах своей жизни, но ясно одно, что все собравшиеся — открыты новому, они приветствуют его, ждут и встречают как первые лучи солнца на рассвете, с высоко поднятыми руками. Или, ногами? 🙂

IMG_1715

Сегодня кто-то прочитал стихотворение Киплинга, прочитал на английском, но я вспомнила, что совсем недавно в Астане мы “читали” его с друзьями на русском, вспоминая, что оно висело на стенах в наших классных комнатах в школе.

Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех,
Верь сам в себя наперекор вселенной,
И маловерным отпусти их грех;
Пусть час не пробил, жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них;
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.

Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив;
Равно встречай успех и поруганье,
He забывая, что их голос лжив;
Останься тих, когда твое же слово
Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,
Когда вся жизнь разрушена и снова
Ты должен все воссоздавать c основ.

Умей поставить в радостной надежде,
Ha карту все, что накопил c трудом,
Bce проиграть и нищим стать как прежде
И никогда не пожалеть o том,
Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело
И только Воля говорит: «Иди!»

Останься прост, беседуя c царями,
Будь честен, говоря c толпой;
Будь прям и тверд c врагами и друзьями,
Пусть все в свой час считаются c тобой;
Наполни смыслом каждое мгновенье
Часов и дней неуловимый бег, —
Тогда весь мир ты примешь как владенье
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!

Кажется, эта “Заповедь” отлично формулирует состояние моего дня сегодня, с высоко поднятыми навстречу солнцу руками.

Когда приходит время меняться?


О Важности Места, Скорости и Притяжения

Перевод на русский статьи Карлоса Мичели

Вспомните, когда в последний раз вы менялись? Помните ли вы детали: почему и как именно вы это делали?

И это не про привычки. Я не говорю о том, что вы прочитали новую книгу, сели на диету или перестали употреблять алкоголь.

Я говорю о трансформации. Чистом, абсолютном росте. Процессе, настолько интенсивном, что когда вы оглядываетесь назад, то не можете узнать себя в прошлом, и это заставляет вас быть благодарным самому себе за то, что вы стали лучше. Вы чувствуете себе более целостным, ближе к ответу “кто Я”, тому, кем вы хотите быть. Помните ли вы это?

Я помогаю людям помнить, как это — меняться.

Я определяю тех, кто стремится к этому, и выстраиваю ментальные “мосты” между тем где они сейчас и где они могут найти людей, идеи и возможности, чтобы трансформироваться в лучшую версию себя.

Я делаю это, так как искренне верю в то, что если люди смогут перейти этот разрыв, отделяющий их от “себя”, то они смогут жить более осознанно, со смыслом. Конечно, я знаю о всех сомнениях, страхах, и нервозности, из которых соткан этот разрыв. Поэтому “мосты” так важны — они помогают трансформации случиться в безопасном режиме.

С того момента, как мы начали Exosphere, я разговаривал с более чем 350 людьми, чтобы определить являются ли они теми, кому нужны перемены, и являемся ли мы тем сообществом, которое могло бы им помочь. Эта статья — попытка поделиться с вами тем, что я узнал в процессе: почему и когда люди выбирают меняться и почему некоторые избегают этого. Надеюсь, это поможет и вам определить — пришло ли время.

Я разговаривал с людьми разных возрастов, профессий и культур, от 45-летних американских электриков до 23-летних индийских инженеров, и вот 3 вещи, которые всплывают снова и снова…

Читать далее Когда приходит время меняться?

Easter Island Остров Пасхи


Text is available in Russian. But scroll the pictures.

Радуга во время заката
Радуга во время заката

Лететь или не лететь. Сомневалась я до последнего. Да, я помнила все живописные фотографии истуканов, но меня они не вдохновляли настолько, чтобы мечтать. Но, психанув на перуанцев, которые во второй раз отправили меня в Москву за визой, я купила билет за тридевять земель, а именно за 4000 км, на Остров Пасхи.

DSC03748

Самая большая платформа с 15-ю моаи. Была снесена цунами и восстановлена снова.
Самая большая платформа с 15-ю моаи. Была снесена цунами и восстановлена снова.

Билеты из Сантьяго в оба конца стоят порядка 400 долларов, но это в «несезон», обычно, цена доходит до 1000. И сам остров очень дорогой, в силу того, что население на нем всего 5500 человек, и все они работают в туризме, то есть, например, сельским хозяйством никто не занимается, и все везут с материка.

Побережье
Побережье

DSC03650
Читать далее Easter Island Остров Пасхи

How to make Pisco SourКак приготовить Писко Сауэр

Чилийцы если что и умеют делать, так это пить. Впрочем, дело не хитрое. Но пить «Писко» — это национальная привычка, в которой они спорят с перуанцами, у которых, говорят «писко» тоже традиционный алкоголь.

Pisco Sour
Pisco Sour

Писко — это 35-градусный ликер, произведенный из винограда, желтоватого цвета. Сауэр — это вкус кислинки, который добавляется в процессе приготовления коктейля.

Предупреждение: коктейль убойный. Читать далее How to make Pisco SourКак приготовить Писко Сауэр

Чи-чи-чи…

Вид на Сантьяго с горы Серра Санта Лучия
Вид на Сантьяго с горы Серра Санта Лучия

Брр… Я сидела в дубленке, пролежавшей всю Центральную Америку в дорожной сумке, и которая, кажется, сама была в таком шоке от перемены температур, что не грела. Квартиру в Сантьяго я нашла через пресловутый AirBnB, и обещанный «восхитительный лофт» в центре богемного района Бейя Виста превратился в отличный морозильник, учитывая его бетонную конструкцию. Так дело не пойдет, подумала я, и на следующий день перебралась в многоэтажный муравейник, также без центрального отопления, зато с гораздо меньшей площадью необходимой для обогревания немногочисленными обогревателями. В Сантьяго центральное отопление отсутствует в большинстве зданий. «Чилийцы не думают о холоде», спустя несколько дней поделилась со мной Клаудия, каучхост, за теплым ужином в ее обогреваемом доме.

Клаудия
Клаудия
Панорама Сантьяго с горы Сан-Кристобаль
Панорама Сантьяго с горы Сан-Кристобаль

Через пару дней ситуация начала налаживаться, температура на улице установилась днем на уровне 20С и я расслабила свое сжавшееся тело, и пустила его гулять по городу, наслаждаясь солнечными лучами, сочащимися сквозь оставшуюся листву и нависающий над городом смог. Смог же дело привычное для алматинца, особенно, учитывая пейзаж Сантьяго, окруженного грядой гор. Но эти горы — Анды, которые окрашиваются в сложно-описуемый, трогательный и провоцирующий, глубокий розово-фиолетовый цвет при свете заходящего солнца. Читать далее Чи-чи-чи…