Сижу в «придорожной» кафешке Франкфуртского порта и как-то понимаю или оправдываюсь… мне нужно было выпить этот худший кофе, съесть эти несъедобные фрукты в йогурте, настолько обильно политые медом, что они одни могут вызвать гликемический криз, и смотреть на снующие туда-сюда воздушные корабли, загружающие и разгружающие тонны пассажиров. И все это для того, каждый раз для того, чтобы заново ощутить параллельность миров и жизней миллионов человек, никак не соприкасающихся друг с другом. Вот, молодая и толстая официантка-мулатка собирает грязную посуду со столов, на лице усталость от жизни в 7 утра. А приехала на работу поди к 6, встала и того раньше. Тряслась в метро, с пересадкой на автобус, клевала носом с плеером в ушах.

За соседним столом молодая рабоче-крестьянская семья, скромно, скучно одетые в клетчато полосатые одежды, аккуратные прически, тоска. Двое детей шустрят по залу с айпадами. Когда я вижу пары в ресторанах, то всегда всегда смотрю — разговаривают ли, устремлены ли их глаза друг на друга, жив ли интерес… Одной из фобий, внушенной мне уж не помню кем, стал страх молчаливого ужина вдвоем. Такого, когда и поговорить уже не о чем. И каждый молчит о своем, потупя глаза в тарелку. Помню, раз, я даже скандал устроила, лишь бы не молчать. Но эти двое за соседним столом не молчат, а точнее, у них нет такой возможности — дети беспрестанно требуют внимания. А вот оставь их вдвоем…

Оглядываюсь по сторонам. Ровно за мной уже второй час сидит джентльмен в синем пиджаке, из кармана которого выглядывает бордовый платочек, в очках (почти как с пенсне), в руках его раскрыта газета (ох уж этот олдскул), а на столе давно остывшая чашка капуччино. Вдруг, он встал, аккуратно сложил газету, сложил свои вещи в кожаный портфель, посмотрел на часы в телефоне, и исчез в воздушных коридорах. И таких, таких джентльменов, семей, официанток, сотни сотни сотни.

А вы знали, что в одном большом самолете 7 миллионов деталей?

Любой повод хорош для путешествий.

The Garden of No Return

Do you know what I miss most these days? The long summer nights in my friends’ garden. The disappearing sunlight was dimming slowly, dissolving the memories of the past day, making them irrelevant. The expectation of the new night in the garden all what mattered. The laughs, the chats, the arguments, the us, the silent pitfalls, the feeling of being young and cheerful and free. Even if we weren’t. The feeling all what mattered. With me having no memory for things, I do remember the almost every element of that garden: the wild bushes of attempted vegetables, heavy branches of trees hanging low full of green sour cankered apples, an ornamented table cloth with old stains of wine and candle wax, the hammock indeed and the air… dense for fresh land and greens smell, the land black and rich, the air where bugs are the kings. The garden, which held a meaning of that cave, of a refuge. Refuge for a license of being valuable for who you are  and not for who you want to be. No matter how strong or vulnerable you felt. As if you had that silent unspoken very natural right for existence and in the same time this very existence was making you very very important. The no-judgements garden. Why do I miss it now? Don’t we all miss it?

 

По следам Инстаграмма

Моя, человеческая память, устроена по принципу — с глаз долой, из сердца, а вернее, головы, вон. Поэтому Инстаграмм я веду «религиозно», исключительно для того, чтобы помнить. Моя подруга как-то сказала, что это неправильно, потому как эмоции гораздо шире, чем щелчок камеры, и все, что мы и запомним, выфильтруется, усохнет, ужмется до цветного квадратика в телефоне. Конечно, лучше писать. Но с середины июня у меня не было под рукой ноутбука, а на специально приобретенной для таких случаев отсутствия отдельно-стоящей bluetooth клавиатуры я писать не могла. Видимо слишком ритуализирую я этот процесс извлечения эмоций в буквы: чтобы и настроение, и свет, и тишина, и ноутбук. Ноутбук как печатная машинка. Хорошо, что хоть ее не надо теперь возить с собой. Но вот, все сложилось, пятница, вечер, тишина, мягкий свет лампы, легкий шум за окном, и краткий пространный отчет о картинках в инстаграмме, и историй за ними. Из неопубликованного.

 

This is what they call "a million dollar" view #Canada #banffnationalpark

A post shared by Larissa Pak (@larissapak) on

The Great Decoupling

 

Увидев такой заголовок впервые в Твиттере, мои друзья подумали, что я с кем-то рассталась. Берите больше: за последние пару месяцев случилось все что могло только случиться. Или как кто-то уже пошутил: «Если на уроке истории вас будут спрашивать: А в каком году произошло такое то событие? Просто говорите: 2016».

 

Начнем с того, что в ночь, пока я летела из Казахстана на TEDSummit: Британия рассталась с Европейским союзом. Бум. И вот вам сейчас может показаться, «ну и что нам в нашей не европейской стране от этого». По правде сказать, многие не до конца до сих пор осознают «ну и что».

 

Но что же по сути произошло? Половина населения, взрослая, консервативная, проголосовала за то, чтобы «выйти», другая, чуть-чуть меньшая половина, молодая, образованная, глобализованная, за то, чтобы «остаться». И хотя, в цифрах, их разделял какой-то 1 процент, в смыслах и убеждениях — целая пропасть. Как сказал в своем TEDTalk Александр Беттс, который, кстати, подготовил его за пару дней в связи с Брексит, (на пять с плюсом! смотреть всем): «Вызов заключается в том, что нам нужно найти способ рассказать тем людям о глобализации,понять, что они, возможно, не имеют высшего образования, что, возможно, они выросли без интернета, не имеют возможности путешествовать, что их, возможно, не убеждает то, что убеждает нас в наших либеральных кружках.» 

Брексит стал целой метафорой мировоззренческого разрыва. Того самого разрыва, который разделяет сейчас не только поколения, по принципу образованности и глобализованности, но и, к примеру, по уровню технологичности.

Эту мысль о «Великом разрыве» я поймала уже на саммите, на семинаре Эрика Бринйолфсона (Erik Brynjolfsson), одного из ведущих мировых ученых в цифровой экономике, работающего в MIT. В течении полутора часов он, вместе с главным человеком по искусственному интеллекту Google, объясняли, что не смотря на то, что цифровые технологии позволяют экономике расти намного быстрее, в то же самое время создают огромный разрыв в доходах населения. В отличии от индустриальной революции, цифровая рождает феномен «победитель получает все». С одной стороны, то, что индустриальная эра делала для развития человеческих мускул, цифровой век совершает для развития человеческого мозга, и это круто. Но как это отражается и отразится на мире пока не ясно.

 

Компьютеры становятся все более и более мощными, и компании имеют меньшую потребность в некоторых видах рабочих. Технологический прогресс может оставить многих людей позади. И конечно, для кого-то перспективы прекрасны — никогда не было лучшего времени, чтобы быть сотрудником с техническими навыками или образованием. Но для кого-то обладание лишь «стандартными» навыками, знаниями вообще теряет ценность, так как компьютеры и роботы учатся в экстренном темпе. К примеру, уже в ближайшие несколько лет целый клан дальнобойщиков в США уйдет в небытие, так как перевозки будут совершаться автоматизированными машинами без водителей. Доктора уже с успехом заменяются машинами с искусственным интеллектом, способными в мгновение ока ставить диагноз исходя из данных о вашем здоровье. При этом скорость развития машин идет не линейно, а экспонентно. То есть то, о чем мы привыкли думать как о фантастике будущего, может и случится завтра.

 

Технологическая эра сейчас будет создавать все больший разрыв в доходах, а значит, и во взглядах на мир, выражающееся в социальном напряжении. Как написал мне на днях Евгений Жовтис в ответ на выбранную тему TEDxAlmaty: «Между небом и землей» можно рассматривать и с точки зрения общественно-политического дискурса. Все мы сейчас между небом и землей и в прямом (с точки зрения террористических угроз) и в переносном (с точки зрения явного мирового цивилизационного кризиса) смысле. Я склоняюсь к верности рассуждений американского футуролога Хоффлера, что мы сейчас наблюдаем начало третьей цивилизационной волны. Первая было связана с обеспечением человечества себя продуктами питания. Вторая — с созданием государств, централизацией, концентрацией для создания, в свою очередь, правил и поддерживающих их институтов. Это подтолкнула и технологическая революция. А сейчас мы наблюдаем начало третьей цивилизационной волны, которая, в связи с информационной революцией как раз направлена на деконцентрацию, децентрализацию, индивидуализацию. Она столкнулась со второй волной и вызывает сильную общественно-политическую «турбулентность».

 

И да, мы ее, турбулентность, не просто видим в новостях по «телевизору». 2016 год июль: Ницца. Турция. Алматы. То, что происходит сейчас с миром кажется дурным сном, в котором мы наблюдаем ужасную поляризацию. Огромный разрыв, где Турция из светского государства буквально на глазах превращается в тюремное общество. Подскок, флип — переворот. Кстати о тюрьме. 

 

Одним из самых больших впечатлений личного толка на TEDSummit для меня стало знакомство с профессором Филиппом Зимбардо, того самого автора Стэнфордского эксперимента.

This is my type of celebrity! Professor Zimbardo, chilling with us at the open air concert. #tedsummit

A post shared by Larissa Pak (@larissapak) on

Буквально за неделю до саммита была опубликована моя колонка в Эсквайр.кз о «добре и зле», где я вдоль и поперек цитировала профессора и его работы. И вот он сидит на конференции, рядом со мной, и вот мы уже рассуждаем о политических режимах на ужине, профессор, которому 84 года, активно путешествует и только прилетел из Ирана. Я в шоке. Так вот, собственно, одной из идеей, которой живет сегодня Зимбардо — является идея героизма, как практически единственного способа разрушения системы. «Когда я проводил свой тюремный эксперимент, я сам стал заложником и частью системы», — говорит профессор «И когда ты находишься внутри этой системы, будь то семья или государство, все, те слова, которыми ты изъясняешься,  твое поведение пойманы в западню. И это очень важно, чтобы люди выбирались из нее, хотя для путешествий, чтобы видели другой мир, другие примеры». И система не может разрушить сама себя, всегда нужны внешние факторы. Но в большем контексте, только героические поступки людей, идущие на жертву ради большего, ради идеи, могут нарушить систему «зла».

 

«В каждом ребенке живет супер-герой, или представление о них. И вот что я говорю детям: кто-то из супергероев в твоем воображении может летать, кто-то исчезать, бороться со злом, но ни у кого из нет того, что есть у тебя — силы мысли и воображения. Они лишь результат воображения аниматора. У тебя есть мозг, ты можешь создать супергероя, если ты можешь рисовать. Но вопрос в том, на что ты можешь использовать свой мозг, если захочешь создать не просто супергероя, но новый мир. Таким образом, твой мозг — есть отправная точка для создания своего мира, и стать там супергероем. Супергерои — это агенты общественных перемен, они проявляют себя иногда из сострадания, но дело не в этом. А в том, что тебе нужно будет ориентированным на общество — что я могу сделать, чтобы дать кому-то почувствовать себя особенным? Что я могу сделать, чтобы первым посмотреть в глаза, протянуть руку, и сказать комплимент, что-то, что позволит другому человеку почувствовать себя особенным. И это не сложно, и не требует от тебя ничего сверхъестественного, но помогает тебе практиковать ежедневные мини-героические поступки. А это значит, что когда придет большая возможность проявить себя, если кто-то упадет, или кого-то нужно будет защитить, ты с легкостью это сделаешь. Самый большой враг героизма — это эгоцентризм. Это «я» вместо «мы». Герои всегда говорят «мы», и никогда «я». И в нашем обществе «эго-селфи-маньяков» это большая проблема. Поэтому так важно поощрять воображение у детей, представление нового мира, и ориентированность на общество, а не на себя».

И вот, в моей голове плавают две мысли: с одной половинки мозга — Великий разрыв, с другой — Герои, которые спасут этот мир.

Все эти мысли плавали в моей голове, которая уже плавала в иссиня-синих водах Адриатического моря.

https://www.instagram.com/p/BHpp5h8gt7L/?taken-by=larissapak

Мое племя

На следующей неделе (2 июня) меня пригласили организовать одну из дискуссий на традиционном PR форуме, который состоится в Алматы. Когда я это делала раньше, то старалась делать это «out of the ordinary way», не смотря на то, что форум по сути очень отраслевой, для специалистов. К примеру, один раз сессия была посвящена Творческому процессу: муза или тех.задание? Тогда, художественный политтехнолог Канат Ибрагимов ел плов на полу конференц-зала на глазах у всех пиарщиков, выражая всю спонтанность вдохновения, а арт-директор Василь Хомко, четко шел по «брифу» через мытарства рекламного креатива. Другой раз, аудиторию вдохновило «Правило №6», которое звучит как «не воспринимайте себя слишком серьезно», из книги Бенджамина Зандера и его TEDTalk о перерождающей силе классической музыки, и мы все вместе старались «сидеть на одной половине ягодицы» (если вы не знаете о чем речь — посмотрите выступление Зандера).  Другими словами, мне хотелось нести вдохновение в трудящиеся массы. С тех прошло несколько лет, и вот опять Форум.

О чем хочется говорить в этом году? О том, о чем больше не говорят, а делают. О таком феномене, как гражданский активизм. То есть о том, как мы переходим от простых желаний что-то изменить — к действиям. О том, как амбивалентные «диванные войска» превращаются в конкретных Аню и Лешу, заливающих каток в своем дворе, в Аружан и Шолпан, помогающих детям-сиротам обрести семью, в Асю и компанию, строящих парки и баллотирующихся в маслихат, чтобы изменить этот город по-настоящему, в Сергея-юриста, организовывающего обеды для малоимущих пенсионеров. И поверьте, каждый из них когда-то тоже был своего рода «наблюдателем с дивана», занимался своим делом, «зарабатывал деньги», и сокрушался, о том куда катится мир. Моя хата с краю. Но, что-то в каждом из них изменилось, тронулось.

Так, значит, вопрос№0 —  как понять, что тебя действительно волнует? И, собственно, почему это нужно понять. Начнем с зуда. Знаете, такого тонко звенящего ощущения внутри, когда ты не можешь пройти мимо. Но часто, «оно» звенит не сразу. Сначала «оно» переворачивается внутри, шевелится, отчего-то становится стыдно, или неудобно. Бывает, ты отводишь глаза, или быстрее пролистываешь Фейсбук, чтобы не видеть, или вообще исключаешь из повестки. Но Оно — это ваше чувство прекрасного, чувство справедливости, того, как должно быть. Собственно, так и рождаются художники в том числе… если вас, что-то настолько «раздражает», а значит — тревожит, задевает, волнует. Но, как говорит наука, только у 10% людей в обществе, это «оно» настолько сильное, что не позволяет пройти мимо, или закрыть глаза. Оно выталкивает тебя в поле деятельности. Так вот, то, что звенит в вас, отзывается, громче всего и есть ваш «крест», ваш ареал, а может быть и миссия. Для кого-то это становится призванием. Вообще нужно чаще слушать себя. Но у каждого может быть свой рецепт распознания… ведь так?

IMG_6060

Вопрос №А. Как перейти от слов к делу? От зуда к первому звонку. Сколько раз у вас была замечательная идея, но вы никак не поднялись на ее реализацию? А что если, ваша небольшая инициатива нашла бы поддержку? Ведь чаще всего идеи в воздухе витают, и стоит одному что-то начать — сразу находятся люди, которые только и ждали того, что кто-нибудь станет первым, лидером, начинателем. Собственно так и произошло, к примеру с TEDxAlmaty. Я помню, что как только я, без особых надежд, написала в Твиттере, что собираю команду — откликнулись немногие, но именно те, кого я называю «делателями».

Вопрос №Б. Что еще нужно делать, чтобы собрать свое «племя» (tribe)? Как рассказать свою историю? «Those who tell the story rule the world» (в моем вольном переводе Платона: «Правильно рассказанная история управляет миром»). В одном из своих журналистских исследований Шейн Сноу опросил 3000 человек: кому они доверяют больше — писательнице Джоан Роулинг, или монарху — королеве Елизавете Второй? Ответ, как вы уже догадались удивителен — выдумщице несуществующих историй о Гарри Поттере. И это естественно, мы любим хорошие истории, если позволите, с доисторических времен. Так передается ДНК нашего сознания. Да, моя любимая тема. Но, что еще можно и нужно делать, чтобы собрать последователей для своего дела? К примеру, важно ли встречаться в оффлайне, или достаточно запустить кампанию на кикстартере? C чего начать и, что самое главное, как не уставать поддерживать этот огонь? Как творчески подходить к решению проблем? И вообще, заметили ли вы, что чем более системно и продуманно организована работа, тем больше желания к ней присоединиться. К примеру, насколько важен правильный дизайн (немедленный ответ — очень очень важен!).

И не смотря на то, что речь пойдет конечно о «техниках», но главный вопрос — зачем? Зачем все делать… Если твой голос не выбирает, а свобода выбора в системе сводится к «с молоком или без». Разве в такой ситуации мы можем осуждать ФБ-дебатеров? Как заметил один американский друг: «В США на ФБ обсуждают новые джинсы. А в Казахстане — политику». Так зачем вставать с дивана? Мой ответ — каждый строит ту реальность, в которой хочет жить.  Но всегда, всегда, всегда нужно с чего-то начинать. Хотя бы с того, чтобы прислушаться к себе.

А что если ты хочешь изменить мир…? Большой во всем мире, или малый в своем дворе. Не знаешь с чего начать? Или хочешь поделиться своим знанием с миром? Я уже хочу вовлечь тебя в этот диалог. 2 июня в 16.30 конференц-зал отеля «Рахат Палас» — ты найдешь «свое племя» и вдохновение уж точно.

 

 

Короткое замыкание

Я открыла дверь и почувствовала неладное. Носом. В темноте коридора маячил запах разлагающегося тела. «Недели две будет,» подумалось отчего-то. Ну от чего мне знать как пахнет труп двухнедельной давности? Детективный кругозор? Чпок-чпок, напрасно подергала я выключатель света и мысленно приготовилась падать в обморок при виде неопознанного тела. Глаза начинали слезиться от разъедающего казалось даже пластик фонарика смрада. Что, что, или кто это может быть, в собственной то квартире? Предчувствие и обоняние подвело меня к холодильнику. Если убили, то расчленили, и положили в холодильник, свет вырубился и вот последствия: трупом оказался Гусь. Большой, толстый, жирный, когда-то прекрасный гусь. Когда-то он щипал молодую травку, плескался в хозяйском тазике, гагакал с соседями по сараю, в общем, всем существом готовился стать украшением стола. Что? Ничто в его вселенной не предвещало короткое замыкание проводки и отключение морозилки, куда его нежно упаковала «до подходящего случая» моя мама.

 

Ночь я провела нервно. Так же, как и другую, за несколько дней до этого. В ту, другую ночь я тоже готовилась, что гусь, стать украшением стола, но делового. Перед моим воспаленным стрессом сознанием проносились строчки из моей речи, тщательно подготовленной, логически выверенной, контентно-наполненной. Я волновалась так, словно мне предстояло выступать в паноптикуме нобелевских лауреатов, с защитой школьного реферата на несуществующую тему. Черновик в голове дописывался и дополнялся, как гугл-документ, в режиме реального времени. Я только успевала ловить себя на мысли, что никогда так не волновалась. Адреналин не давал уснуть, сердце билось так, что басом отдавалось в левом ухе. Надо сделать пробежку, подумала было я, но второй час ночи. Уснула я с трудом и с таблеткой снотворного.

 

Утро. Свет воображаемых софитов. Я стою перед почти двумя десятками людей, читай как воображаемыми «нобелевскими лауреатами». И не могу сказать ни слова. Не в переносном смысле, а в единственном, прямом. Как Джилл Тейлор, когда описывала каждый момент переживания обширного инсульта, в тоже самое время наблюдая его, будучи ученым, я впервые в жизни стояла оцепенев, но продолжая осознавать это уникальное для меня состояние. Я никогда в жизни не испытывала ничего подобного! Мой мозг словно застыл в стоп-моушене, и вот я вижу каждый элемент траектории движения мысли. Вот ее толстый канат пролегает сквозь хорошо известные извилины, вот я его теряю, вот я попадаю в место, которое я никогда не думала существует в моей голове — под названием «Пустота». Я прекрасно вижу ее бежеватый цвет, замшевую поверхность, с небольшими спорадическими дырочками, и понимаю, что я выйти из нее, используя вход я не смогу. На какое-то мгновение мне даже нравится там. Но тут я вспоминаю, что меня «ждут» люди, и тороплюсь найти выход.

 

Вот уже несколько недель я пытаюсь осознать, что же со мной произошло. Боюсь, что сам факт уникальности события волнует меня больше, чем «эпик фейл». Я как-то даже тайно рада, что после «стольких лет» работы со мной могут происходить подобные вещи. Я встревожена! Меня волнуют люди до потери памяти! Дальше мысль опять теряется в догадках, и нам еще предстоит долго изучать данный феномен «короткого замыкания» при стрессе. Если у вас есть гипотезы, пишите на wtf@whoknows.world

 

Каппадокия — очаровательна! Ох, о чем это я… Пишите!

IMG_6489

Минутки страновой мизантропии

Надо сказать, что с годами жизни в Казахстане я остаюсь, по факту своего пребывания еще здесь, оптимистом, но все стремительнее теряю веру в человечество. То есть научно-популярно я ее потеряла уже давно, и если только не Илон Маск с его марсианской колонией людей, кстати, по-какому принципу будут набирать в этот Ноев Ковчег, я особых иллюзий не строю. Но как прирожденный оптимист, все-таки им, то есть нам, чуть легче живется, приживается с реальностью, ведь я каждый день просыпаюсь и считаю, что наша миссия еще не impossible.  И с планетарной точки зрения, взгляд на #цветиказахстан, не должен вызывать тревоги больше, чем тревога за судьбу всего человечества.

 

Но вот уже который год я по-прежнему пытаюсь понять эту душераздирающую боль несоответствия. Ежедневная пытка. Мы, как кастрированные животные. Да, когда-то люди жили в закрытой банке СССР, или когда-то в мире не было интернета, самолетов, да и книг, и было просто верить в богов. Но сейчас, сейчас все это есть, но есть и те, кто пытаются держать старые форпосты страхов, от Северной Кореи до Казахстана. Вот это пытка: знать, что кто-то строит бионического человека, а твоя страна, читай «реальность», имитирует жизнь. И все, все, все, вокруг тебя — это фикция, мираж, иллюзия, обман. А кастрированные мы не от отсутствия возможностей, а от рака веры в себя. Все эти блестящие витрины и магазины, фешн-вики и рестораны, неуместно восседающие посреди разрухи… почему? Потому, что это самое простое, что ты можешь просто купить, чтобы имитировать жизнь.

Вот тогда энтропия достигается и превращается в мизантропию.

Да что я сокрушаюсь… кажется и этот сюжет не новый. Нет у нас своих Атлантов. Да что там Атлантов, толкового агронома не найдешь. Система иллюзий, откатов, имитаций, вымыла любое желание соревновательности, оттачивания мастерства, эстетики изящества. Все срублено настолько неряшливо, что не вызывает отвращение, и, к сожалению, привыкание. А вся дихотомия, как мне кажется, от все той же боли несоответствия: мы же знаем как «должно» быть, и как есть у нас… Поэтому, давайте-ка притворимся, что этот завод выпускает айпады, межпланетные поезда, блокчейны, и что все эти новости «настоящие». 1984. Точка-тире-точка. Распишитесь в собственной импотенции. Эра идеалистов прошла.

 

А что же делать? Антропологи-культурологи говорят, что следует «шить», становиться реалистами. И почаще, почаще.
FullSizeRender 2

Свадебный саботаж

«Ты вообще хочешь выйти замуж?» спрашивает меня друг снова и снова. И сам задумчиво добавляет: «Хотя… конечно, институт брака архаичен». А я задумываюсь снова и снова. Как в том анекдоте про Красную Шапочку: «Дорогу знаю…».

Для начала, формальный брак и ощущение семьи, опоры, понятия разные. Но, объединенные интересами управления обществом, через гражданские институты. То есть, понятно, что «узаконивание» отношений необходимо было для определения правовых вопросов, имущественных по большей части. И мы сейчас не будем говорить об этом, столько уже написано умными учеными.

Меня больше интересует психологическая подоплека дела. Статус, положение, ощущение стабильности, самоопределение в конце концов: само слово «любовник», а еще «хуже» — «любовница» перегружено и часто искажено смыслами. Даже если это два свободных человека  в отношениях. Но, откровенно говоря, даже это меня мало волнует — предрассудки.

Но, вот по моим жизненным наблюдениям, существует целая ментальная пропасть в голове у мужчины: до и после. До того, как он делает предложение прожить всю жизнь вместе, он психологически полигамен, свободен, хочет халву ест, хочет пряники. И не важно если говорит, что любит и рвет последнюю рубашку. Все это, на поверку, порванной рубашки не стоит. Потому как критический щелчок в его голове происходит только тогда, когда он стоит на одном колене. Вот только тогда, он решил, сделал выбор, воззвал ко всем богам, и готов строить дом.

Моя подруга выходит замуж после 10-летних отношений. До этого, на все расспросы она очень убедительно и аргументировано обосновывала почему она за «гостевой брак», сколько в нем преимуществ и свобод, и вообще она категорически против. Но мужчина решился, встал на одно колено, и все аргументы пропали. Но сейчас не о ней, и даже не о десяти годах. А о решении. А может быть даже больше о решительности.

IMG_5396

Мы можем сколько угодно долго играть в жизнь. Присматриваться и принюхиваться, оценивать на состоятельность и генеалогическую совместимость, и десять, и двадцать лет. Но есть ли в этой игре искренность? Да и вообще, ваша ли эта игра?

К сожалению, невозможно перевернуть ситуацию и создать прецедент, когда женщина должна делать предложение. Слишком много архетипов порушится, начиная с охотника и зверя. Но если представить, что в ситуации с моей подругой, по сути, она и была тем «охотником», терпеливо ожидая 10 долгих лет. Можно ли тогда сказать, что решение принимает женщина? Пишу я, и сразу понимаю, что это же истина во языцех.

Или, как говорит, другая моя подруга, которая, кстати, вот только что расписалась со своим суженым, также после долгих совместных лет вместе: мужчина — это тренажер в руках женщины, он помогает ей расти над собой. А это возможно сделать только вместе, в отношениях.

То есть, расписавшись, мои подруги эмпирически подтвердили, что все эти 10 лет, они стояли на одном колене. И здесь можно спорить, стояли перед мужчиной или собой.

А может быть, все это был банальный саботаж? Саботаж себя, решений, счастья, жизни. Почему? Как говорят, психологи: «во всем виноваты родители», а эзотерики: «сам дурак, что родился с такой кармой». Но в любом случае, если это так, если это саботаж, то, вам предстоит разобраться с этим самим, прежде чем стоять на коленной чашечке годами.

Ины

Southern Kazakhstan: Trips and Tips

Truth to be told — traveling Kazakhstan is not easy, well, I mean it’s not «intuitive». Traveling in Kazakhstan is like using an Android to an Apple user, but once you master it, it is an adventure, which is kind of cool, if you are looking for one. Why I am saying that is for the reason of setting expectations straight — this country has no touristic infrastructure, and I mean it. Hence it’s wild and worth it.
IMG_5865
Starting from the transport, buying an air ticket is doable, it’s okay, but rather expensive — Kazakhstan is huge in territory and if you are short on time, choose air indeed. The national carrier AirAstana.com is awesome, safe and expensive. There’re newer cheaper versions for in-bound trips like Qazaq Air, Bek Air or SCAT Airlines too, check those out for bargains.
I like traveling by trains… Romanticism involved of slow observation of life, elegy, trips to inner thoughts. Luckily, Kazakhstan railway has finally introduced very convenient online service for electronic tickets (not 100% of trains yet) which makes life so much easier (www.epay.railways.kz)!
Anyhow, I have been toying with different ideas for the long late March holidays and finally we have decided to take a trip from Astana to Southern Kazakhstan, natural reserve — Aksu Zhabagly. A a beautiful national park connecting two chains of mountains, containing vast canyons, animals, and nearly 40 sorts of tulips, located 150 km away from the regional center Shymkent. Last time I visited it was in 2004 and it was in May and it was beautiful, not too hot as it can get in a summer time and very peaceful.
IMG_5861
Nothing has changed since. Aksu Zhabagly is still amazingly beautiful, little or no tourists, tranquil. We took a flight to Shymkent and were picked up by Ruslan, a co-owner of the guesthouse under his name, we have stayed at in Zhabagly. 2 hours drive through unlucky road under construction will get you there, to the abundance of hills and trees, sounds of river and of the bees, sunny valleys and snowy mountain tops, it is a place where time stops. Alternatively, you can take a train to the station «Tulkubas», which is the name of the village, next to Zhabagly.
Zhabagly village
Zhabagly village
The touristic seasons there starts in April, with the blooming of the tulips. Though, when I say «touristic» it just means few foreigners taking walking tours from Kyrgyzstan or adventure seekers on all-road cars, and it means you can enjoy the company of self, cows and Elmira’s family.
Elmira, owner of the guesthouse
Elmira, owner of the guesthouse
Elmira is a sister of Ruslan and the one who actually runs the guesthouse, a wonderful person, radiant and happy.
IMG_5836
They own two houses, one is directly at the village, and the other one is in the mountains (preferred). Booking is made through email, contacts can be found here: www.zhabagly.com
Basic but so nice
Basic but so nice
So… once you’re there what to do? It’s okay to do nothing. As well as horse riding, trekking, animals and birds watching, taking some trips around.
A waterfall where mountain goats deliver their babies in safety. Bears and snow leopards are also spotted in the area.
A waterfall where mountain goats deliver their babies in safety. Bears and snow leopards are also spotted in the area.
Horse riding tours take up to 8 hours. Get yourself ready.
Horse riding tours take up to 8 hours. Get yourself ready.
We did that all in 2 days, then got hungry for some action and moved on to first Shymkent, stayed over night, and on to Turkestan, which is actually 600 km away from Zhabagly.
Color coordination rocks the style.
Color coordination rocks the style.
Shymkent is 1-million inhabitants city, a vibrant, southern spot, often compared to a «wild west» rather. It can get as hot as +50C in a summer time, so the best time for visiting anything but summer. We stayed for a day, roamed around the city in a search of the perfect plov and shashlyk, checked the hotel’s hammam to revitalize for the next day trip to Turkestan region.
Children launching kites
Children launching kites
It was a Nauryz (spring equinox) day celebrated widely in Kazakhstan, so Turkestan was crowded with families with kids, who wandered around in a search of entertainment.
IMG_5915
IMG_5919
Our points of interest were the holy places which Turkestan is famous for: the mausoleum of the Khodja Akhmet Yesevi and another one of his teacher — Arslan Baba. Both were again full of people, both believers and onlookers.
IMG_5927
IMG_5928
The most interesting point however to me were the remains of the ancient Otyrar city, once a liveliest spot of the Silk Road route in Central Asia, which was founded in the 1st century and ceased to exist along with the Silk Road in the 18th century.
IMG_5935
It got famous in history however for holding back the siege of the Gengiz Khan troops for more than 6 months. Once you get there, to the middle of the lonely steppe walks, it takes you away with the proud sadness. The old ruins are abandoned, they face you as a somebody’s home which once was. You are taken by a feeling that you’re intruding somebody’s space. As if people who’d «just» been there, even if two centuries ago, has just left. Here are the wrecks of their dishes, here’s the kitchen or what has remained of it, here are even their bones scattered all over the place… but them.
IMG_5939
IMG_5941
You keep on walking around the fortress with the feeling of roaming the Pompei. You can’t stop imagining the life previously seething through the streets. How beautiful should had been this oasis, how many people and stories should had passed through the fireplaces of it, how suddenly it all had vanished.
IMG_5828
Looking back at our short trip I am thinking how great it would be if at all those cool places, besides raw nature and wildly forgotten ruins, we could find an «authentic» little and clean hotel with proper hygiene and food standards. No «five-star» things, but just nice and decent. The problem with Kazakhstan hospitality business is that it has never existed. Nomadic lifestyle nurtures natural hospitality as such, you can never be left alone starving outside, but no traditions of customer care in a form of a business. Places like Kazakhstan has it’s own «adventure» tourism market. However it doesn’t help the state of the in-bound tourism. And still I find plenty of reasons to be enjoying this raw beauty, this absence of touristic crowds, this opportunity of being one-on-one with nature and self.
At least for short 4 days.
IMG_5846

Обзор дня

Сегодня в закрытой группе на ФБ журналисты обсуждали этично ли публиковать (показывать на ТВ) фотографии (видео) трупа погибшего парня. Дискуссия разгорелась такая, что скорее всего идет до сих пор. Кто-то обвинял в аморальности, кого-то в морализаторстве. Опубликовавшие и их защитники упирали на «почему бы собственно нет», противники эмоционально-сердечно апеллировали к чувствам семьи и обосновывали свой протест несогласием с подспудной пропагандой насилия. Закончилось все, как обычно, предложением выпить. Какую сторону занять в этом гипотетическом споре, если бы вы к нему присоединились, вы решите сами в своей головой, мозг может дружить или нет с сердцем и совестью, а может гордо, обидевшись, стоять один. Мой мозг каждый раз взрывает лишь человеческое разнообразие, их культурных планет, ценностных поясов, глубины чувств, и все по-какой то невидимой матричной шкале, в которой все относительно.

Плохое, хорошее, правильное, неправильное, все относительно их собственной «планеты». Но сегодня я подумала о том, что не относительно. Ощущение прекрасного. Именно ощущение. Не дефиниция красоты… а то, что вы воспринимаете на волнах неосязаемости. То, что передается как волшебный шар, завораживающий, тревожащий, звенящий. Как если бы посреди скрежета металла, вы бы услышали звук флейты. Как если бы после пыльной бури, вы увидели чистое озеро. Вот так, именно так, люди выбирают. Но что, если они всю жили среди металла, или никогда не видели чистой воды…

Моя подруга работает в event-агентстве, обслуживающем представителей планеты «мажоры»: свадьбы, юбилеи, вечеринки. «Сначала, они приходят и заказывают Дискотеку Аварию, но, поверишь ли, если мы предлагаем им более «просветленные» варианты, они задумчиво качают головой со словами: Да… нам это вот нравится…», — делится она. Сегодня я разговаривала с таким знакомым, он нутром чувствует прекрасное, любит, когда люди хорошо выглядят, визуальная эстетика ему не чужда, он знает как должно быть «правильно», и даже стремится так поступать. Только душа таки разрывается между покупкой нового роллс-ройса и улучшением мира.

«Понимаете, искусство, особенно современное, — это что-то вроде клея человеческого материала. Оно поощряет принятие инакости, повышает этот порог принятия, открывает новый взгляд на мир, или на мир вообще», — сильно перефразирую я сейчас слова моего другого собеседника сегодня. Флейта или чистая вода, говоря языком этого поста. И как завершение любого разговора в ФБ, я предлагаю выпить… За восприятие жизни, как вида современного искусства. Резонансного, прекрасного, звенящего.

Голодные игры разума

Я проснулась с мутным чувством несозревшего голода. Голода головного, по той еде, которой больше нет. Знаете, такое бывает вот после гостей, в которых был, скажем твой любимый торт «Наполеон», а ты его не съел, и на утро ты просыпаешься с чувством сожаления, навсегда упущенной возможности. Всю прошлую неделю я питалась исключительно креветками размера «джамбо», искупанными в глубоко-витаминном составе бульона из всех тайских трав одновременно, горячо-пропитанные перцами, нежно окутанными рисом или лапшой на выбор. В такое утро, после возвращения из мест крайне приятных воспоминаний и ощущений, тебе хочется подольше не умываться, чтобы как бы задержать и солнце и воздух вчерашнего дня на твоей коже. Ты все еще нежишься под лучами памяти и нехотя приоткрываешь один глаз, чтобы быстрее закрыть и попытаться продлить воспоминание как сон. «Кокос принесите, пожалуйста, кааа». Голод уходи, ты слышишь метель за окном.

IMG_5308

В отеле я любила приходить обязательно на завтрак, не ради подпитки, но любопытства для. Перед стройными буфетными рядами выстраивались не всегда стройные тела со всех частей света. Интересное дело, современная экономика смешала понятия классов, и за определенные деньги ты вполне можешь стоять в очереди за яичницей рядом с арабским шейхом и китайским фабрикантом, при этом на пятки тебе будут наступать амбициозные русские клерки. Во всем этом танце животов итальянцы, как правило, полу-вальяжно будут сидеть на солнце и вдыхать через рот утренний эспрессо. «Лалисааа куууун!» через весь зал кричал мне каждое божье утро менеджер ресторана Сай, растягивая рот в улыбке как його-асане. Я на всякий случай каждый же раз кланялась в ответ, как мне казалось это был лучший выход из ситуации. В целом все 50 с небольшим обитателей отеля держались странной середины поведения: китайцы говорили громко, но тише обычного, русские оценивающе впивались в тебя взглядом, но быстро его отводили, арабам было все равно. В общем, все себя чувствовали не в своей тарелке, словно на заседании ООН в плавательных трусах.

IMG_5365

Но вот заканчивается завтрак и начинается другой «парад планет» — пляжный. Особой мускулистостью и тягой к раку кожи отличаются европейцы — они могут в самое пекло обмазаться маслом для загара и распластаться как звезды морские на песчаной сковороде, до запекания корочки. Но, что примечательно, некоторые молодые арабские мужчины кажется тоже стали жаловать тренажерки, дабы бравурно вытащить трицепс из под майки. За арабских женщин говорить сложно, по причине полного покрытия. Хотя, в паре метров от меня лежит молодая арабская пара, красавцы-молодожены. Девушка — обладательница тонких черт, включающих талию, длинных волос, что откидываются тем самым движением руки, «освобождающим мир», прекрасных глаз лани, и безупречной груди. Настолько безупречной, что я теряю самообладание и не могу оторвать взгляда, упредительно спрятанного за шторкой темных очков. Грудь перпендикулярно задорно двумя идеальными холмиками третьего размера вздымается что лучшие капкейки. Я завидовала природе 2 дня подряд. На третий, восточная красавица сменила бикини, и, о боже, обнажилось совсем немного, но достаточно для того, чтобы снять мой приступ ревности — прекрасная работа пластического хирурга. Женская грудь, не попа, ее накачать можно только силиконом.

Так, за кокосом и ананасом проходит час, другой за рассматриваем подводных рыбок, которые мельтешат изо всех сил, пожирая коралловые массы, переливаясь всеми цветами кроссовок адидас, и снова кокосы-ананасы. Слой за слоем ты покрываешься сусальным золотом загара и вот уже и закат, такой, что дыхание замирает и ты все прощаешь этому несовершенному миру в котором солнце каждый день прощается расписной радугой на небе. И что ты себе скажешь на утро? Пора возвращаться, ты слышишь как поет метель.

IMG_5368