Василий

Larissa

Когда в мире наступает тишина, такая тишина, которая царит в городских квартирах субботним утром, и солнце светит неторопливо, не трезвонит будильник, и не топочат соседи, а время тянется минутками как теми солнечными нитками, тоже медленно, значит ты выспался.

Василий котВасилий – кот. В прошлую субботу он пришел под пестрый вагончик, из которого торговали клубничным сорбетом и черным мороженым. О том, что его зовут Василий, мне никто не говорил, ни кот сам не мог выразить себя в словах, а хозяев поблизости не наблюдалось. А впрочем, о каких хозяевах у котов мы говорим. Василий и был хозяин площадки. Серый и мордастый, он через прищур наблюдал за балаганом, развернувшимся на его земле, изредка огревая эту землю хвостом, как недовольством. Василий мог бы много что сказать, но не мог. Толпа ему не внимала, и лишь изредка умилившаяся девушка пыталась погладить его мордастую серость. Базар… думал он.

Если бы сейчас вы спросили о чем я думаю, то в памяти всплыли ли бы эти две картинки из суббот, утро сегодня, и Василий неделю назад, две картинки пипетками забравшие дыхание дня. Или разговор душным четвергом, и мой крик “Куда пропал кураж в людях”, а значит и во мне. А так хочется, так хочется пропадать не куражу, а пропадать в мире костров и разговоров до утра, с людьми которых люблю. Редкие песни памяти вдруг выбрасывают тебя в тебя другого времени. Музыка как портал.

Если разобраться в качестве жизни, то все, что остается ценного – это условные костры и разговоры до утра. Костры вчера, сегодня стол. Но стол не в ресторане, не бездушный, массовый, а самый настоящий, приготовленный своими руками, утепленный заботой и привечаный радушием. За два года в Астане мы старались, звали в гости, готовили, накрывали, радовались, угощали. И почти ни разу нас не звали “в ответ”. И я не ною. Я о том, что радушное застолье, просто на чашку просекко, на часок, поболтать, словно пропадает как и кураж.

А за столом плетутся и вяжутся все паутинки любви друг к другу, проявляются в шутках, подколах и танцах, словами простраиваются мостики приязни, подсвечиваются фонариками восхищения, раскрываются прищепочками будущего ожидания. Я не припомню ничего душевнее этого. И вот простой рецепт, для теплоты – зовите гостей за стол, для куража – бегите в поход к костру.