Мое племя

На следующей неделе (2 июня) меня пригласили организовать одну из дискуссий на традиционном PR форуме, который состоится в Алматы. Когда я это делала раньше, то старалась делать это «out of the ordinary way», не смотря на то, что форум по сути очень отраслевой, для специалистов. К примеру, один раз сессия была посвящена Творческому процессу: муза или тех.задание? Тогда, художественный политтехнолог Канат Ибрагимов ел плов на полу конференц-зала на глазах у всех пиарщиков, выражая всю спонтанность вдохновения, а арт-директор Василь Хомко, четко шел по «брифу» через мытарства рекламного креатива. Другой раз, аудиторию вдохновило «Правило №6», которое звучит как «не воспринимайте себя слишком серьезно», из книги Бенджамина Зандера и его TEDTalk о перерождающей силе классической музыки, и мы все вместе старались «сидеть на одной половине ягодицы» (если вы не знаете о чем речь — посмотрите выступление Зандера).  Другими словами, мне хотелось нести вдохновение в трудящиеся массы. С тех прошло несколько лет, и вот опять Форум.

О чем хочется говорить в этом году? О том, о чем больше не говорят, а делают. О таком феномене, как гражданский активизм. То есть о том, как мы переходим от простых желаний что-то изменить — к действиям. О том, как амбивалентные «диванные войска» превращаются в конкретных Аню и Лешу, заливающих каток в своем дворе, в Аружан и Шолпан, помогающих детям-сиротам обрести семью, в Асю и компанию, строящих парки и баллотирующихся в маслихат, чтобы изменить этот город по-настоящему, в Сергея-юриста, организовывающего обеды для малоимущих пенсионеров. И поверьте, каждый из них когда-то тоже был своего рода «наблюдателем с дивана», занимался своим делом, «зарабатывал деньги», и сокрушался, о том куда катится мир. Моя хата с краю. Но, что-то в каждом из них изменилось, тронулось.

Так, значит, вопрос№0 —  как понять, что тебя действительно волнует? И, собственно, почему это нужно понять. Начнем с зуда. Знаете, такого тонко звенящего ощущения внутри, когда ты не можешь пройти мимо. Но часто, «оно» звенит не сразу. Сначала «оно» переворачивается внутри, шевелится, отчего-то становится стыдно, или неудобно. Бывает, ты отводишь глаза, или быстрее пролистываешь Фейсбук, чтобы не видеть, или вообще исключаешь из повестки. Но Оно — это ваше чувство прекрасного, чувство справедливости, того, как должно быть. Собственно, так и рождаются художники в том числе… если вас, что-то настолько «раздражает», а значит — тревожит, задевает, волнует. Но, как говорит наука, только у 10% людей в обществе, это «оно» настолько сильное, что не позволяет пройти мимо, или закрыть глаза. Оно выталкивает тебя в поле деятельности. Так вот, то, что звенит в вас, отзывается, громче всего и есть ваш «крест», ваш ареал, а может быть и миссия. Для кого-то это становится призванием. Вообще нужно чаще слушать себя. Но у каждого может быть свой рецепт распознания… ведь так?

IMG_6060

Вопрос №А. Как перейти от слов к делу? От зуда к первому звонку. Сколько раз у вас была замечательная идея, но вы никак не поднялись на ее реализацию? А что если, ваша небольшая инициатива нашла бы поддержку? Ведь чаще всего идеи в воздухе витают, и стоит одному что-то начать — сразу находятся люди, которые только и ждали того, что кто-нибудь станет первым, лидером, начинателем. Собственно так и произошло, к примеру с TEDxAlmaty. Я помню, что как только я, без особых надежд, написала в Твиттере, что собираю команду — откликнулись немногие, но именно те, кого я называю «делателями».

Вопрос №Б. Что еще нужно делать, чтобы собрать свое «племя» (tribe)? Как рассказать свою историю? «Those who tell the story rule the world» (в моем вольном переводе Платона: «Правильно рассказанная история управляет миром»). В одном из своих журналистских исследований Шейн Сноу опросил 3000 человек: кому они доверяют больше — писательнице Джоан Роулинг, или монарху — королеве Елизавете Второй? Ответ, как вы уже догадались удивителен — выдумщице несуществующих историй о Гарри Поттере. И это естественно, мы любим хорошие истории, если позволите, с доисторических времен. Так передается ДНК нашего сознания. Да, моя любимая тема. Но, что еще можно и нужно делать, чтобы собрать последователей для своего дела? К примеру, важно ли встречаться в оффлайне, или достаточно запустить кампанию на кикстартере? C чего начать и, что самое главное, как не уставать поддерживать этот огонь? Как творчески подходить к решению проблем? И вообще, заметили ли вы, что чем более системно и продуманно организована работа, тем больше желания к ней присоединиться. К примеру, насколько важен правильный дизайн (немедленный ответ — очень очень важен!).

И не смотря на то, что речь пойдет конечно о «техниках», но главный вопрос — зачем? Зачем все делать… Если твой голос не выбирает, а свобода выбора в системе сводится к «с молоком или без». Разве в такой ситуации мы можем осуждать ФБ-дебатеров? Как заметил один американский друг: «В США на ФБ обсуждают новые джинсы. А в Казахстане — политику». Так зачем вставать с дивана? Мой ответ — каждый строит ту реальность, в которой хочет жить.  Но всегда, всегда, всегда нужно с чего-то начинать. Хотя бы с того, чтобы прислушаться к себе.

А что если ты хочешь изменить мир…? Большой во всем мире, или малый в своем дворе. Не знаешь с чего начать? Или хочешь поделиться своим знанием с миром? Я уже хочу вовлечь тебя в этот диалог. 2 июня в 16.30 конференц-зал отеля «Рахат Палас» — ты найдешь «свое племя» и вдохновение уж точно.

 

 

Короткое замыкание

Я открыла дверь и почувствовала неладное. Носом. В темноте коридора маячил запах разлагающегося тела. «Недели две будет,» подумалось отчего-то. Ну от чего мне знать как пахнет труп двухнедельной давности? Детективный кругозор? Чпок-чпок, напрасно подергала я выключатель света и мысленно приготовилась падать в обморок при виде неопознанного тела. Глаза начинали слезиться от разъедающего казалось даже пластик фонарика смрада. Что, что, или кто это может быть, в собственной то квартире? Предчувствие и обоняние подвело меня к холодильнику. Если убили, то расчленили, и положили в холодильник, свет вырубился и вот последствия: трупом оказался Гусь. Большой, толстый, жирный, когда-то прекрасный гусь. Когда-то он щипал молодую травку, плескался в хозяйском тазике, гагакал с соседями по сараю, в общем, всем существом готовился стать украшением стола. Что? Ничто в его вселенной не предвещало короткое замыкание проводки и отключение морозилки, куда его нежно упаковала «до подходящего случая» моя мама.

 

Ночь я провела нервно. Так же, как и другую, за несколько дней до этого. В ту, другую ночь я тоже готовилась, что гусь, стать украшением стола, но делового. Перед моим воспаленным стрессом сознанием проносились строчки из моей речи, тщательно подготовленной, логически выверенной, контентно-наполненной. Я волновалась так, словно мне предстояло выступать в паноптикуме нобелевских лауреатов, с защитой школьного реферата на несуществующую тему. Черновик в голове дописывался и дополнялся, как гугл-документ, в режиме реального времени. Я только успевала ловить себя на мысли, что никогда так не волновалась. Адреналин не давал уснуть, сердце билось так, что басом отдавалось в левом ухе. Надо сделать пробежку, подумала было я, но второй час ночи. Уснула я с трудом и с таблеткой снотворного.

 

Утро. Свет воображаемых софитов. Я стою перед почти двумя десятками людей, читай как воображаемыми «нобелевскими лауреатами». И не могу сказать ни слова. Не в переносном смысле, а в единственном, прямом. Как Джилл Тейлор, когда описывала каждый момент переживания обширного инсульта, в тоже самое время наблюдая его, будучи ученым, я впервые в жизни стояла оцепенев, но продолжая осознавать это уникальное для меня состояние. Я никогда в жизни не испытывала ничего подобного! Мой мозг словно застыл в стоп-моушене, и вот я вижу каждый элемент траектории движения мысли. Вот ее толстый канат пролегает сквозь хорошо известные извилины, вот я его теряю, вот я попадаю в место, которое я никогда не думала существует в моей голове — под названием «Пустота». Я прекрасно вижу ее бежеватый цвет, замшевую поверхность, с небольшими спорадическими дырочками, и понимаю, что я выйти из нее, используя вход я не смогу. На какое-то мгновение мне даже нравится там. Но тут я вспоминаю, что меня «ждут» люди, и тороплюсь найти выход.

 

Вот уже несколько недель я пытаюсь осознать, что же со мной произошло. Боюсь, что сам факт уникальности события волнует меня больше, чем «эпик фейл». Я как-то даже тайно рада, что после «стольких лет» работы со мной могут происходить подобные вещи. Я встревожена! Меня волнуют люди до потери памяти! Дальше мысль опять теряется в догадках, и нам еще предстоит долго изучать данный феномен «короткого замыкания» при стрессе. Если у вас есть гипотезы, пишите на wtf@whoknows.world

 

Каппадокия — очаровательна! Ох, о чем это я… Пишите!

IMG_6489

Минутки страновой мизантропии

Надо сказать, что с годами жизни в Казахстане я остаюсь, по факту своего пребывания еще здесь, оптимистом, но все стремительнее теряю веру в человечество. То есть научно-популярно я ее потеряла уже давно, и если только не Илон Маск с его марсианской колонией людей, кстати, по-какому принципу будут набирать в этот Ноев Ковчег, я особых иллюзий не строю. Но как прирожденный оптимист, все-таки им, то есть нам, чуть легче живется, приживается с реальностью, ведь я каждый день просыпаюсь и считаю, что наша миссия еще не impossible.  И с планетарной точки зрения, взгляд на #цветиказахстан, не должен вызывать тревоги больше, чем тревога за судьбу всего человечества.

 

Но вот уже который год я по-прежнему пытаюсь понять эту душераздирающую боль несоответствия. Ежедневная пытка. Мы, как кастрированные животные. Да, когда-то люди жили в закрытой банке СССР, или когда-то в мире не было интернета, самолетов, да и книг, и было просто верить в богов. Но сейчас, сейчас все это есть, но есть и те, кто пытаются держать старые форпосты страхов, от Северной Кореи до Казахстана. Вот это пытка: знать, что кто-то строит бионического человека, а твоя страна, читай «реальность», имитирует жизнь. И все, все, все, вокруг тебя — это фикция, мираж, иллюзия, обман. А кастрированные мы не от отсутствия возможностей, а от рака веры в себя. Все эти блестящие витрины и магазины, фешн-вики и рестораны, неуместно восседающие посреди разрухи… почему? Потому, что это самое простое, что ты можешь просто купить, чтобы имитировать жизнь.

Вот тогда энтропия достигается и превращается в мизантропию.

Да что я сокрушаюсь… кажется и этот сюжет не новый. Нет у нас своих Атлантов. Да что там Атлантов, толкового агронома не найдешь. Система иллюзий, откатов, имитаций, вымыла любое желание соревновательности, оттачивания мастерства, эстетики изящества. Все срублено настолько неряшливо, что не вызывает отвращение, и, к сожалению, привыкание. А вся дихотомия, как мне кажется, от все той же боли несоответствия: мы же знаем как «должно» быть, и как есть у нас… Поэтому, давайте-ка притворимся, что этот завод выпускает айпады, межпланетные поезда, блокчейны, и что все эти новости «настоящие». 1984. Точка-тире-точка. Распишитесь в собственной импотенции. Эра идеалистов прошла.

 

А что же делать? Антропологи-культурологи говорят, что следует «шить», становиться реалистами. И почаще, почаще.
FullSizeRender 2