Реальная Астана


Я сижу у окна и вижу город. Не дерево за окном, не кусочек двора, или дороги, не прицельные окна дома напротив и зевающего соседа, почесывающего пузо у ночного холодильника, нет. Я вижу весь город, как переливающийся огоньками архитектурный макет, как степную амбицию, как холодный мираж. Я вижу его целиком, воскресший в масштабе с проектного стола, воплощенный в цементе, стекле и алюкобонде, украшенный лампочками и залитый асфальтом. Я вижу мечту человека, ну да, того самого одного человека. Может быть, он тоже, бывает, ночами смотрит на это творение и думает… интересно о чем. 

Astana

Вот я часто думаю о том, что мы живем в проекциях (а.к.а. ожиданиях) других людей. Будь то проекции родителей, школы как системы, системы как государства. И все это, конечно, неизбежно, ведь мы не буддистские монахи. Астана — это проекция одного человека, созданная реальность, ты в нее физически влетаешь. И эта реальность априори дает мало вариантов.

В Астане вариантность становится выпуклой. Вот, чиновники и сотрудники нац.компаний, ковровое большинство населения, вразвалочку заполоняют обеденные столы в черно-синих костюмах и галстуках сдержанных тонов, среди них мелкими, но частыми стежками мелькают предприимчивые дельцы с атавистическими барсетками, и на этом фоне редким узором раскидываются моложавые люди в зауженных брючках, дорогих итальянских туфлях “на тонкой подошве”, наверное, архитекторы, жизни как минимум. Шикарной бахромой обрамляет все это дело девичья красота в норке. Ковер не то чтобы молод, но ткется в реальном времени, сплетается из времени и временщиков, опортунистов и редких идеалистов. 

Астана — как Америка, здесь все “эмигранты”. За эти 16 лет, видимо закончились видимые войны “землячеств”, и образовалась новая урбан-нация — “астанинцы”. Сначала они перекочевали сюда со всего Казахстана на год, задержались на пять, и осели в новостройках, надели костюмы, и начали работать по 12 часов в сутки. 

Нет, Астана не город контрастов, Астана — это голод возможностей. Конгломерат амбиций. Суперджет расхода бюджета. Астана — это стартап Казахстана. 

Астану, как супер-модель, сложно любить, но ей можно восхищаться. Лучше издалека, ветряки знаете ли. Как и супер-модель мы не можем ее себе позволить, слишком дорого обходится ее содержание. И со временем, когда она постареет, отлетит алюкобонд и керамогранит, закончится эпоха правления, что станет с “красавицей”, ведь строят сейчас не на века. И что увидит уже другой человек у окна. 

“Нам нужно инвестировать усилия в освоение космоса”, может быть такая амбиция будет более обещающей инвестицией.

Органически

Попивая «вареное» кофе за 800 тенге в алматинском аэропорту сегодня, мы с Ботой Жумановой рассуждали подряд обо всем на свете, как обычно бывает с женщинами, и между делом она рассказала мне об интересном американском стартапе (www.narrativescience.com).

Суть технологии в том, что компьютеры уже не просто автоматически визуализируют данные из таблиц, а пишут аналитические тексты на основе этих данных. То есть представьте себе, что у вас есть база информации, которая обновляется каждую минуту, или даже секунду, и каждый раз это может либо остаться массивом пассивных данных, ожидающих, пока его поймет, расшифрует, пропустит через свой «анализатор» мозг человека, и напишет об этом аналитическую заметку и на что потратит минимум 30 минут, либо… в эту же минуту это сделает машина. И делает это лучше человека. Восхитительно.

Но меня заинтересовал другой аспект… власти. Власти, которую машины, искусственный интеллект, все больше захватывают над человеком. Казалось бы, я сейчас преувеличиваю. Но, возьмите, к примеру те же тексты. Если вы, скажем, читаете ленты новостных агенств (не наших) из твиттера, то шансы велики, что их пишут роботы. То есть, вы с каждой буквой все больше пропитываетесь искусственной цифровой доминантой. Я бы сравнила это с «ГМО», генетически-модифицированной едой, которая зашла в рацион каждого человека, стала его частью. Так и «искусственные» тексты начинают «программировать» наше восприятие мира, пока на уровне нано-семантики. И, скорее всего, мы даже не заметим, как начнем разговаривать со встроенными, зашитыми, сообщениями. Мы начнем так думать, алгоритмами, которые сначала создали люди для машин, а машины учатся быстрее и эффективнее людей, и скоро начнут «учить думать» людей. «Органическое» чтение, как и органическая еда станет артефактом, доступным из томика Шекспира и десятитомника Донцовой.

И тут, как говорится, ничего не поделаешь. Но знание, осознание этих фактов, поможет делать выборы человеку, начиная от того что есть, до того, что читать, но уже совершенно в других смыслах.